18 Июля 2017 г.    $ 59.07 (-0.81)    € 67.62 (-0.74)

Индия. Зимний экстрим

Потому – еду в Индию! Даже зная ситуацию в штате Джамму и Кашмир, который никак не поделят Индия с Пакистаном (а недавние теракты в Мумбаи еще и добавили напряженность). Собралась сильная группа с гидом на фрирайд в индийских Гималаях. Еду!

Перелёт
В Дели я прибыл на два часа позже шестерых москвичей, с которыми собирался кататься. Ребята сидели на вещах в транзитной зоне. В аэропорту Delhi International, пройдя миграционный контроль, попадаешь в зал выдачи багажа. Багажные бирки на выходе не сверяют, так что полезно сразу собрать и пересчитать все свои баулы. Пройти в смежный зал ожидания можно, только миновав по крайней мере двух военных охранников (борьба с терроризмом!), так что иметь при себе билет и паспорт обязательно. Здесь есть duty free, круглосуточный обменник с вполне достойным курсом и банкомат. При обмене надо быть внимательным – индусы особой щепетильностью не отличаются, могут как бы не заметить, что выдали не всю сумму, потому целесообразно пересчитывать купюры демонстративно, не боясь выглядеть глупо в глазах служащих обменника. На улицу выходить не стоит – обратно могут не пустить, даже если ваш багаж остался внутри. В случае, когда путь лежит в мусульманский штат страны (а мы и направлялись в мусульманский штат Джамму и Кашмир), есть смысл в duty free закупить алкоголь – у магометан с этим строго, так что раздобыть горячительное на месте будет затруднительно.

P1010032.JPG

Сразу поинтересовался порядками в аэропорту, чтобы при возвращении назад быть подготовленным. Оказывается, в зал вылета International пускают строго по билету, и не ранее чем за шесть часов до вылета. Приезжать полезно заранее – на входной контроль может образовываться большая очередь. И даже если прибыл слишком рано, через дорогу от секций вылета есть waiting lounge, где за небольшую плату (30 рупий за четыре часа) можно пройти в зал ожидания с креслами. Поспать здесь не получится, но есть розетки, чтобы зарядить телефоны и ноутбуки, а также работает WiFi. Есть здесь и фастфуд-кафе – вариант как местной, так и европейской кухни вполне приемлем (за 200 рупий наедаешься).

IMG_2173.JPG

Терминалы International и Domestic разделяют несколько километров. Въезды в аэропорты охраняются военными, стоят укрепления, много военной техники, есть даже укрепленные пулеметные гнезда – терроризм внес свои коррективы. По этой же причине закрыты все камеры хранения. Между терминалами ходит бесплатный автобус, куда пускают пассажиров с авиабилетами на руках, но записываться нужно заранее, для этого есть специальная стойка. Терминал Domestic состоит из двух корпусов, между которыми около километра – в каждом свои компании. Когда едешь, лучше показать билеты водителю автобуса, чтобы он остановил, где нужно. Перемещаться из аэропорта в центр Дели или в тот же Domestic можно также при помощи pre-paid taxi. Платите на специальной стойке в аэропорту (цена фиксированная, зависит от расстояния, не самая низкая, но приемлемая – до центра Дели 250 рупий, из International до Domestic взяли 180), получаете квитанцию, идете к машине. Проблема лишь в том, что водители этих авто английского практически не знают, и, чтобы донести до них свои пожелания, нужно очень постараться. И еще. У них норма – не больше четырех человек на машину. Если вас пятеро – берите две...

У входа в Domestic военные сверяют билеты – куда летишь и когда (пускают, только если вылет сегодня). На внутренних рейсах взвешивают всю кипу багажа группы и считают общий перевес, что выгодно для таких, как мы, – у фрирайдеров оборудования предостаточно. Ручную кладь могут взвесить, а могут и пропустить так. Батарейки из устройств нужно вынимать предварительно, иначе будете это делать у досмотровой машины – все равно попросят вытащить. На каждой единице ручной клади должна быть бирка вашей авиакомпании с печатью, которую ставят при прохождении рентген-машины. Если ее не будет – придется возвращаться на security check у входа в терминал, ловить представителя авиакомпании и забирать у него бирки.

IMG_2194.JPG

Да, и еще. Цены на перелет из Дели до Шринагара от 3000 до 4500 рупий, в зависимости от компании и времени вылета.

Шринагар
Полтора часа полета – и нас Шринагар, столица штата Джамму и Кашмир, встретила очень суровыми бородатыми мужчинами с автоматами… Попытался сфотографировать самолет, в котором прилетел, но меня сразу вежливо остановили – нельзя! Опять запросили миграционные карточки. Аэропорт полностью контролируется военными. В небе летают истребители, по земле ползает бронетехника. Мосты, государственные и образовательные учреждения, правительственные здания и места массового скопления граждан охраняются двумя группами – от внутренних войск и от армии. Оборудованы доты, на расстоянии прямой видимости друг от друга стоят блок-посты – хотя здешние вояки и незлобные ребята, борьба с терроризмом и спорная ситуация с Кашмиром (Индия и Пакистан так до сих пор толком не решили вопрос его принадлежности) не дают забывать о себе. От аэропорта до Гульмарга на pre-paid taxi (каждый джип на четверых человек со снаряжением обошелся по 1200 рупий) ехать около двух часов. Все местные автобусы (впрочем, как и любая другая авто- и мототехника) расписные, как персидские ковры, – ни одного похожего, что ни аппарат, то шедевр творчества. По бокам от дороги – рисовые поля, хибары, горы мусора рядом с жилыми домами, лужи ядовитого цвета… Это даже не Китай.

IMG_3145.JPG

Гульмарг
Гульмарг расположен в Гималаях, на склоне горы Афарват хребта Пир Пянжал, в 52 километрах от города Шринагар (с хребта Пир Пянжал при хорошей погоде можно увидеть весь путь к горе Нанга Парбат – 8126 м, 9-е место в списке самых высоких гор). Свое название Гульмарг получил в XVI веке от султана Юсуфа Шаха, который был очарован красотой цветущей долины и назвал это место Долиной цветов (Gulmarg). А оборудовали здесь горнолыжный курорт в 1927 году британцы. Хотя он и сейчас считается одним из наиболее «европейских» в Индии, местный менталитет сказывается на сервисе самым непосредственным образом.

IMG_2277.JPG

Отели в Гульмарге можно разделить на две категории: с центральным отоплением и без. В номерах первых установлены водные радиаторы, но не факт, что они будут греть вас 24 часа в сутки. В основном и свет, и отопление включают по расписанию.

Отели и домики без центрального отопления – жилье для спартанцев. В уютных комнатах этой категории для обогрева установлена железная печка – так называемая бухари (по-нашему – «буржуйка»). В связи с полным отсутствием теплоизоляции помещения, широкими щелями и неправильно выведенной печной трубой температура в помещении прыгает от +30 по Цельсию при растопке до -2 по той же шкале через несколько часов. Принять душ, если в ванной комнате растет ледник, а трубы замерзли за ночь, становится проблематично.

IMG_2997.JPG

Я остановился в трехэтажном отеле Pine Palace – с горячей водой, рестораном, кальянной на первом этаже, с телефоном и телевизором в номерах и, конечно, ski-in – ski-out. Цена за 2-местный номер была 2000 рупий. Правда, чтобы включить горячую воду, каждый раз надо было вызывать специалиста из местного персонала, а любая розетка и лампочка в номере жила собственной жизнью.

Питались мы в ресторане, называемом «нижний Pine Palace». Официант Суфи, с которым наши гиды подружились еще в прошлый приезд, кормил как европейской кухней, так и местными блюдами. Работает формула «no spice». Завтрак до ста рупий, ужин – 300 рупий. Самый большой выбор у вегетарианской кухни, сильно меньший – блюд с курицей, и наименьший – mutton – собирательное название всего мяса, чаще это баранина. Многие порции большие, на двоих, а то и на пятерых. Чай делиться на masala tea и kawa tea – традиционные кашмирские напитки (черный чай – это black tea). Masala tea похож на чай с молоком. Kawa tea – травяной настой желто-зеленого цвета, со своеобразным вкусом, на любителя. Хлеб двух видов: nan – тонкая лепешка и parata – лепешка потолще. Есть смысл пробовать с сыром и чесноком.

P1010438.JPG

В штате, поскольку он мусульманский, алкоголь запрещен. Официально. На деле найти горячительное можно, но нелегально. Как следствие – дорого. К примеру, вполне приличный ром Old Monk, который изготавливают в Индии, в Гульмарге стоит в четыре раза дороже, чем в Дели (300 рупий – 0,7литра).

В Кашмире нет никакого роуминга, и в ближайшее время не будет. Military zone. Делийские SIM-карты тоже не работают. Местные симки официально могут купить только резиденты, и они обязаны за них официально отчитываться. Междугородная и международная телефонная связь есть в специальных ларечках, которых довольно много по Гульмаргу. Самый дешевый способ звонить – брать мобильник у кого-нибудь из персонала гостиницы, оплачивая разговор порядка 25 рупий в минуту – дешевле, чем в ларьках, и удобнее. Интернет есть в нескольких основных гостиницах (WiFi), но ужасно медленный и стоит сто рупий в час.

P1010047.JPG

Каталка
В Гульмарге собираются фрирайдеры. Централизованных развлечений здесь нет, потому и едут сюда те, для кого нет слов приятнее, чем «пухляк» или «паудер», те, кто только ради этого и живет – иначе зачем все эти испытания? Область катания начинается с верхней линии хребта Пир Пянжал, с высоты около 4000 м, и заканчивается практически в поселке Тангмарг, расположенном на высоте 2150 м (вертикальный перепад высоты зоны катания – чуть меньше 2000 м). Если учесть длину спуска с хорошими углами наклона на таком перепаде и более чем четырехкилометровую линию старта, проходящую по хребту и легко доступную с верхней станции подъемника, легко представить масштаб снежных террас и многообразие ландшафтов. Обширную зону катания в Гульмарге можно условно разделить на верхнюю, среднюю и нижнюю секции. От деревни Танмарг (2150 м) в Гульмарг (2700 м) добираются по серпантину на джипе или автобусе, затем две очереди подъемника (гондолы) доставляют вас практически на вершину хребта Пир Пянжал на высоте 4000 м. Главное – скатиться в нужную точку. Иначе придется по шею в снегу выбираться по плоскогорью, и, если у вас нет камусов и снегоступов, день катания испорчен.

P1010092.JPG

Гондола – секонд-хенд французский подъемник. В кабинку помещаются максимум четыре человека. Нижняя очередь работает практически всегда, если есть электричество и если продавец билетов никуда не ушел (на обед, например). В Индии все происходит и случается когда-нибудь, если это произошло сейчас – радуйся и наслаждайся моментом, или наслаждайся ожиданием.

Верхнюю очередь включают, когда позволяет погода, когда ski-patrol проверит вторую ступень, когда индийские военные подвезут взрывчатку, когда спустят лавину с центрального склона...

Есть альтернатива подъемнику – спуститься по лесу в Tangmarg, или Trank, или Babareshi, а затем подняться на джипе. Можно еще подняться пешком на Monkey Hill (эта горка прямо в Гульмарге). Но получасовой, а то и часовой подъем пешком по практически отвесной горе… Зато как себя после этого уважаешь! Можно также спуститься с самой высокой точки пика Афарвата. Идти туда полтора часа по хребту, а выбираться от точки спуска еще дольше. Не ходил, но очень хотелось. Может, в этом году…

Кататься в Гульмарге в одиночку — самоубийство. Здесь рассчитывать нужно только на себя и на свою группу. 95 процентов склонов не патрулируются вообще, нет ни вертолетов, ни снегоходов.

Снегопады здесь так называемые ливневые. Снег идет сверху, снег идет сбоку. Иногда кажется, что снег идет снизу. Стена из снега. Вытянутой руки не видно. За ночь может выпасть до полуметра снега. В такие снегопады гондола не работает.

IMG_2945.JPG

Вечерами постояльцы отеля большей частью развлекают себя сами. Обычно все сводится к тому, что подключают iPod к колонкам и веселятся. У нашей компании был ежевечерний сбор в ski lounge в Pine Palace, который или превращался в лекцию по лавинной безопасности, или в разговоры за рюмкой виски. Народ здесь собирается своеобразный – сборная солянка из райдеров и гидов разных национальностей, вообще всех, кто приехал за большим снегом. Многие проводят здесь весь сезон с декабря по март. Карму почистить и поймать пару хороших спусков в день.

Считается, что в Гульмарге можно заниматься санным спортом. Но то, что пришлось увидеть здесь как официальное развлечение, на такую забаву мало походит. В штатном режиме деревянные санки с вами тащит за собой на веревочке по дороге их индус-хозяин. Причем за несколько дней пребывания они сильно надоедают своими предложениями покататься…

Помимо местного населения, здесь можно встретить ворон и обезьян, которые сидят на соснах. Обезьяна на сосне… Да.

Возвращение в Дели
Через две недели нашего пребывания в Гульмарге наступила оттепель, снег стал мокрый и липкий. Было решено поехать а Шринагар на экскурсию и переночевать на озере Dal Lake в houseboat – доме на воде. От набережной до houseboat ходят shikara – маленькие лодочки-такси, с навесом и удобными сиденьями, а также пледами и подушками. Houseboat очень многообразны, но отопление – все те же бухари... Если сидишь на ковре (например, за трапезой) могут укрыть пледом и под ноги поставить плетеный горшочек с углями. Цена номера в таком отеле – 400 рупий с человека за сутки проживания с ужином и завтраком. Рано утром на озере начинает петь имам. Солнце еще не встало, поэтом слышно лишь плеск весел и его протяжную песнь. В семь часов на озере в определенном месте действует vegetable market, куда торговцы овощами привозят свои продукты на лодках. Это скопление лодок и есть рынок. Все с колес, то есть с весел. В Шринагаре красивая мечеть, есть что-то вроде парка с причудливыми редкими деревьями. Показали место, где, по легенде, захоронен Иисус (якобы на самом деле). Видимо, это все-таки лишь легенда – нет здесь ни паломников, ни благоустройства.

После всего можно было возвращаться в Дели. Компанию мне составили двое москвичей, которые улетали раньше остальных. Без задержек добрались до Дели. Ребята через шесть часов улетели в Москву, а мне предстояла поездка в Гоа, поэтому надо было куда-то деть 60 килограммов багажа… Как говорилось выше, камеры хранения в аэропортах закрыты. В Гульмарге мне проверенный человек сообщил, что есть laggege rooms в местечке Main Bazaar за guesthouse Hare Rama. Pre-paid taxi (500 рупий туда и обратно), которое мне досталось, оказалось микро-микроавтобусом, размером чуть больше буханки хлеба. Кое-как туда вместились мой чехол с двумя сноубордами и я сам. Ехать – час туда, час обратно.

Как в Индии ездят по дорогам – отдельная песня. Общая рекомендация – если у вашей машины не работает клаксон – не выезжайте на дорогу. Если вам жалко своей машины – не выезжайте на дорогу. Основное правило дорожного движения: если вы готовы разбить свой автомобиль вдребезги – вы главный в любой ситуации. Пешеходов всячески попирают и унижают, не жалея звукового сигнала. На самих пешеходов это не оказывает абсолютно никакого действия. По улицам ходят коровы, и до них никому нет дела. Автопарк – исключительно малолитражки. Такие, чтобы две на одну полосу помещались. Из-за этого на трехполосной дороге машины стоят в пять полос. Второй участник движения в Дели – это «тук-тук». Что такое техосмотр, не знает никто. От транспортного средства требуется одно – чтобы оно ехало. Если можно погрузить что-то на что-то – грузим, даже если оно не грузится и очень мешает всем остальным.

IMG_7369.JPG

Добравшись до Main Bazaar, долго искали Hare Rama. Main Bazaar – очень узкая улочка. И то, что мы никого там за это время не раздавили, сродни чуду. Взяв из такси большой чехол, сумку и один рюкзак (второй просто никуда не помещался), я предложил сто рупий таксисту, если задержусь, пока буду оформлять багаж. Оставив рюкзак с ноутбуком и фотоаппаратом в машине, я потащился к камерам хранения. Распоряжение о закрытии в Индии распространяется на все камеры хранения (терроризм!), потому эти камеры хранения тоже были закрыты. Соображая, что в гестхаусах тоже должны быть места для багажа, захожу в Hare Rama. После долгих переговоров, видя мое печальное лицо, прозвонив весь мой багаж металлоискателем, с меня взяли за размеры моего чехла дополнительную плату за две недели хранения – 480 рупий.

Выйдя на Main Bazaar я… не обнаружил своего такси! Мысленно попрощавшись с ноутбуком и фотоаппаратом, пошел в ту сторону, с которой мы заезжали. И нашел своего таксиста, припаркованного с другой стороны! Уф… Груз с плеч. Все вещи при мне. И я ехал в аэропорт, понимая, что утром меня ждет дорога в Гоа.