18 Июля 2017 г.    $ 59.07 (-0.81)    € 67.62 (-0.74)

Риккардо Фольи: «Я возвращаю публике то, что дал мне Бог»

Певец Риккардо Фольи, ставший для многих российских слушателей в 80-е одним из проводников в неведомый и волшебный мир итальянского романтизма, после своей пока единственной поездки во Владивосток, признался «AG» в том, что этот визит не стал для него простым ознакомительным путешествием. По словам самого музыканта, давно влюбленного в нашу страну, это больше похоже на встречу со старыми друзьями.

Седовласый Фольи, словно собирательный образ представлений среднестатистического россиянина об итальянцах (мужественный, веселый, многословный и обаятельный) во время интервью вел себя раскованно, то и дело, наигрывая на гитаре, как собственные песни, так и нестареющую классику. Вот и корреспондента AG итальянец встретил, напевая битловскую «Hey Jude». Музыкант поведал нам о том, почему ему нравится исполнять перед публикой старые песни, освежил свои познания в русском языке и рассказал об успехах в марафонском беге.

AG: Риккардо, в России необычайно популярны разнообразные музыкальные концерты, окрещенные как «Дискотека 80-х». На ваш взгляд, почему слушатели продолжают ностальгировать по старым песням, а исполнители гастролируют только с проверенным временем репертуаром, практически не записывая новые треки?
– Я думаю, что мы связаны с этими песнями, совсем так, как ты привязан к старым фотографиям или фильмам. Они были знаком, дорогой, которая привела нас, итальянцев, в Россию. Для некоторых это был как свет, надежда, которая и сейчас является возможностью исполнять романтическую музыку, какой, к сожалению, больше нет в современной индустрии. Я хочу думать так, потому что у меня уже седые волосы и морщины на лице. Я болею этой музыкой, я ее истинный фанат. Мне даже нравится иногда делать новую аранжировку старых песен, так сказать, несколько освежать их.

AG: В Италии чрезвычайно популярен футбол, славящийся на весь мир своими болельщиками – тиффози. Ваша преданность старой музыке выдерживает сравнение с ними?
– Да-да, как самый настоящий футбольный фан. Ты помнишь, как играл тот или иной футболист, и даже когда он станет старым, люди будут продолжать его любить. Мне нравится думать о том, что он по-прежнему чемпион, а не всего лишь бывшая звезда. Или другой пример. Есть писатель, который написал хорошую книгу, коей суждено всегда такой и оставаться. Дело в том, что на самом деле я не являюсь таким «высоким» артистом, как, например, Челентано или Кутуньо, но мне бы хотелось думать, что наша музыка, музыка итальянцев, которая была привезена в Россию, заставила людей учить итальянский язык даже без помощи величайших музыкантов.

AG: Чем, на ваш взгляд, можно объяснить необычайную популярность итальянских певцов в России, даже с годами не сходящую на нет?
– Это как раз то, о чем я говорил. Итальянцы романтичны, плюс к этому незнакомый язык дает стимул думать и выяснять, о чем поется в той или иной песне. У нас есть такая поговорка: «Шло лучше тогда, когда шло все плохо». Некоторые песни Ricchi e Poveri, Тото Кутуньо и остальных исполнителей до сих пор остаются неким спасительным якорем в море или таким же островом. На этом острове всегда есть свет и радость.

AG: Звучит, как признание в любви…
– Так и есть. Итальянская музыка не является бизнесом, ты не продаешь миллионы копий, хотя очень многие любят, знают и слушают ее. Прежде всего я хочу сказать, что выступаю здесь, потому что очень люблю Россию, на мою электронную почту постоянно приходят письма поклонников из вашей страны. Летом, когда я выступаю с концертами в Италии, туда приезжает много русских, парней и девушек, которые приходят на мои выступления. Для меня музыка не только работа, но и отдых.

AG: Вы поддерживаете отношения с другими известными итальянскими исполнителями? Это больше дружба или вы общаетесь как коллеги?
– Не со всеми. Например, с Тото Кутуньо мы очень хорошие друзья. А что касается Адриано Челентано, то я видел его всего два раза в жизни. Он очень замкнут.

AG: Челентано известен как политический деятель. А чем вы занимаетесь помимо музыки?
– Когда я не пою, то предпочитаю кататься на моей лошади или возиться с электропилой. Также я очень люблю кататься в моем красном Porsche 911 Carrera 1985 года, в котором 160 лошадиных сил. Я собственноручно обрабатываю мой участок земли – выращиваю маслины, ухаживаю за деревьями, собираю урожай.

AG: В политике себя попробовать не хотите, как ваш коллега?
– В Италии музыканты и певцы не могут заниматься этой профессией. Как только один музыкант или артист скажет хоть несколько слов о политике, как политические деятели тут же напомнят артисту, что его дело заниматься творчеством, а не лезть не в свои дела.

AG: У вас один автомобиль или целый автопарк?
– Нет, всего один. Есть машина и у жены. Я не миллиардер, хотя много работаю и довольно неплохо зарабатываю. Я уже третий раз в браке, и после каждого развода все деньги оставляю бывшим женам, которых по-прежнему люблю.

AG: Из всех городов, где вам удалось побывать, какие больше всего запомнились?
– Из русских – Москва, Санкт-Петербург, Одесса и Екатеринбург. Из остального мира – Сидней, Каракас, Нью-Йорк. Я занимаюсь марафоном и два раза принимал участие в этом грандиозном событии, ежегодно проходящем в «Большом яблоке». Четыре раза я пробегал марафон в Сахаре и хочу принять участие в аналогичном соревновании в Москве.

AG: Какая публика самая доброжелательная и любящая, перед которой вам доводилось выступать?
– Прежде всего, это итальянцы. По миру живет много моих соотечественников, которые ходят на мои концерты в разных городах планеты. Это, конечно, и русская публика. Многие итальянские журналисты спрашивают меня на родине, пою ли я у вас на русском языке (смеется). Приходится их разочаровывать, объясняя, что русским нравятся итальянская музыка и песни, исполняемые на моем родном языке.

Риккардо Фольи: «Я возвращаю публике то, что дал мне Бог»

AG: Если сравнивать итальянцев и русских по темпераменту, можно ли найти общие точки соприкосновения?
– Да. Наши народы вообще очень похожи. Русские, как и мы, очень любят петь, кушать и устраивать праздники. Мы также чувствительны и обладаем древней историей и культурой. Как европейцы мы похожи даже чертами лица.

AG: Наверное, этот вопрос вам задают довольно часто, но все же: какие слова или фразы вы знаете на русском?
– По-русски я хорошо говорю «не понимаю», «как дела, пока не родила», «четыре», «нет», «с Новым годом» и «я тебя люблю». Но обычно мне помогает мой переводчик, который постоянно находится рядом со мной. Времени учить язык не хватает. Но многие русские люди прекрасно знают итальянский, французский или английский языки, так что проблем в общении с поклонниками зачастую не возникает. Всегда найдется, о чем можно пообщаться.

AG: Есть ли исполнители, с которыми бы вам хотелось спеть дуэтом?
– Дай подумать. Я уже выступал с Лаймой Вайкуле, Александром Маршалом, пел по-русски «Незабудку». Наверное, это была бы Шакира. Я думаю, что ты бы тоже хотел с ней спеть (улыбается).

AG: Боюсь, у меня нет такого хорошего голоса, как у нее.
– Неважно, ты можешь просто подпевать (смеется).

AG: Риккардо, какие чувства вы испытываете, когда поете?
– Иногда, когда я пою ту или иную песню, я как будто вхожу внутрь нее и словно остаюсь там. Я испытываю огромные положительные эмоции. Я хочу объяснить тебе, что в 14 лет я работал на очень большой фабрике. И должен был стать таким же рабочим, как и мой отец. Это была моя судьба. И когда я выступаю перед зрителями, которые меня любят и уважают, внутри меня смешиваются такие сильнейшие эмоции, как благодарность и восторг. Для меня музыка – возможность возвратить людям то, что дал мне Бог.

AG: Иными словами, можно сказать, что музыка дала вам дорогу в жизнь?
– Да.

Справка AG
Риккардо Фольи родился 21 октября 1947 года в городе Понтедера на северо-западе Италии, в Тоскане.
Риккардо учился на металломеханика и готовился стать рабочим на заводе. В 17 лет он оставляет заводские стены. В 1964 году Риккардо присоединился к группе Slenders. Затем, в июне 1966-го, он стал вокалистом группы Pooh. В 1973 году после выхода нового альбома Риккардо покинул группу. Первой работой сеньора Фольи стал альбом Ciao amore come Stai («Здравствуй, любовь, как поживаешь?», 1973). Песня Mondo («Мир») из альбома Riccardo Fogli (1976) мгновенно взлетела на верхние строчки чартов. Далее последовали такие хиты, как Stella («Звезда»), Io ti porto via («Я унесу тебя с собою»), Che ne sai («Что ты знаешь об этом?»). В альбоме Che ne sai Риккардо уже более ли менее находит свою манеру исполнения. Это переходный альбом – на рубеже 1970-х и 1980-х годов (последний период можно считать лучшим в творчестве певца). В 1982 году была написана песня, которая внесла имя Риккардо Фольи в историю итальянской музыки конца XX века и сделала его известным в России. Известный композитор Маурицио Фабрицио написал совместно с Гвидо Морра композицию, которой суждено было победить в Сан-Ремо и стать визитной карточкой певца. «Обыкновенные истории» отличались от других песен Сан-Ремо необычной мелодией, философским содержанием и прекрасным исполнением. Альбом Collezione («Коллекция», 1982 года) с этой песней вышел миллионным тиражом не только в странах Западной Европы, но даже в Японии. В СССР отрывки из фестиваля Сан-Ремо были показаны в передаче «Мелодии и ритмы зарубежной эстрады». Молодой обаятельный «цыганский парень в смокинге» (как называли Риккардо тогдашние газеты) мгновенно полюбился российским зрителям. В результате альбом «Коллекция», изданный на грампластинках, тут же был сметен с прилавков. Его переиздали в 1986 году, и диск снова разошелся миллионным тиражом. С этих самых пор Риккардо – почетный гость в России и неизменный участник всех «сан-ремовских» концертов в Кремле. У Риккардо есть 10-летний сын Алессандро Зигфридо. Риккардо увлекается футболом. С начала певческой карьеры он играет в команде итальянских певцов. Кроме того, исполнитель любит экстремальный отдых.