18 Июля 2017 г.    $ 59.07 (-0.81)    € 67.62 (-0.74)

Мьянма. Там, где мужчины ходят в юбках

Женщины и дети мажут лица танакой (дерево, которое растирают в порошок и с помощью воды превращают в пасту), то ли для красоты, то ли от солнца. Там, на берегу реки Иравади, стоит древний город Баган, бывший столицей государства в IX веке, где в первозданном виде сохранилось около 3000 храмов, пагод и ступ. Там есть племена, где женщины всю жизнь ходят с металлическими кольцами на шее и татуируют лица, а на высокогорном озере Инле рыбаки на лодках гребут одной ногой. Там одна религия – буддизм. И еще. Там правит хунта, потому туристы не очень жалуют эту страну.

Путешествие в Мьянму

Военный режим, которым пугают путешественников американские информагентства, для туристов почти не заметен. На улицах военных не видно. Единственное неудобство – нечастая проверка паспортов. Но последствия экономической блокады, инициированной США после того, как в марте 1962 года генерал Не Вин совершил государственный переворот, видны везде. Экономический прогресс застрял где-то на границах с Китаем, Индией и Таиландом. В беседе с одним из местных жителей я посочувствовала ему, что, мол, трудно жить без Интернета, международной сотовой связи и банковских пластиковых карт. И услышала в ответ парадоксальную вещь, что это совсем не плохо – страна таким образом защищается от глобализма.

Я задумалась над этим. Действительно, в Мьянме я увидела теплое, какое-то по-детски непосредственное отношение к иностранцам (все люди – братья!), а также самобытную культуру, древнюю архитектуру, не омраченную печатью новодела, и яркие религиозные традиции. Культура Мьянмы сложилась под влиянием крупнейших мировых цивилизаций – Индии и Китая – и буддизма тхеравада. Буддизм – образ жизни страны.

Путешествие в Мьянму

Золотой Камень
Одна из главных буддийских святынь в Мьянме – Золотой Камень, он же Golden Rock, он же Kyaiktiyo. Интересен он тем, что это творение природы, а не рук человеческих. Хотя поклонники Будды руки к камню все-таки приложили… Недалеко от Чайтхо, в пригороде – Янгона, в горах на высоте 1200 метров над уровнем моря со скалы свисает огромный камень, который по законам физики давным-давно уже должен был свалиться в пропасть. Но этого не происходит уже много веков. Почему? У буддистов есть ответ – камень прикреплен к небу волосом Будды. На это чудо природы мы и решили посмотреть. До подножия горного хребта добрались на такси, затем пересели в грузовик открытым кузовом, в котором закреплено десять лавок. Он возит паломников наверх. Ехать в гору по крутой извилистой дороге было страшновато, но сидящие рядом паломники улыбались и даже ели на ходу мандарины.

Путешествие в Мьянму

На середине пути грузовик встал к специальной эстакаде. Подошел священник, прочел проповедь и протянул чашу, в которую все сидящие, кроме нас, послушно кинули деньги. Дальше предстояло идти пешком.

К Золотому Камню подошли ровно в полдень. Солнце было в зените. Где-то за полкилометра до камня нас заставили снять обувь. Идти босиком (к буддийским святыням можно приближаться только босиком, даже в носках нельзя) по раскаленным мраморным плитам было непросто. Я ожидала увидеть это природное явление в первозданном виде, но буддисты уже окультурили его. Камень со всех сторон залеплен золотой фольгой и напоминает большую круглую конфету «Ферреро Роше» в обертке.

Надо сказать, что тонкую золотую фольгу мьянмарские буддисты приклеивают ко всем своим святыням. Главная ступа страны – Шведагон, храмы и пагоды Багана, статуи Будды по всей Мьянме залеплены золотом. Порой бедняки отказывают себе в еде и воде, чтобы купить золотых пластинок и совершить священный обряд. Не имея средств для постройки ступы (что является главной задачей каждого буддиста в этой жизни), люди украшают пагоды, построенные другими. Самые священные – это те, под которыми покоятся какие-либо части Будды (кости, ногти, волосы и прочее).

Золотой Камень действительно свисает над пропастью, и мужчинам даже разрешается раскачивать его в разные стороны, слушать глухой рокот потревоженного камня, подлезать под него, чтобы удостовериться, что он ничем не прикреплен к земной тверди. Женщин близко к камню, как и ко всем другим святыням, не подпускают. Приходится довольствоваться созерцанием на расстоянии. Дважды в год каждый буддист обязан посетить это святое место.

На подходе к камню нас ожидал сюрприз. Из деревянной будки вышел хмурый мужчина и попросил предъявить паспорта. Продемонстрировав наличие визы в паспорте и выйдя из будки, я увидела скромную вывеску «Министерство культуры Союза Мьянмы» и рассмеялась. Так впервые на нашем пути появились военные и как-то обнаружился военный режим.

Путешествие в Мьянму

Речной кораблик
Из Мандалая в древний город Баган мы добирались по главной водной артерии Мьянмы – реке Иравади – на кораблике. Поднявшись затемно, на такси выехали к месту отправления нашего «лайнера». В Мьянме проблемы с электричеством. Свет выключали практически повсеместно. Ограничительный режим распространялся и на уличное освещение. Поэтому ехали в кромешной темноте. Выехали на окраину города и остановились в безлюдном месте. Вдруг из темноты возникли люди в каких-то лохмотьях, подхватили наши чемоданы и убежали. Как разбойники на большой дороге. Мы стали кричать, просить таксиста, чтобы тот бежал за ними и вернул чемоданы. Однако таксист, в отличие от нас, был спокоен. Пришлось идти следом за ним, благо у него был фонарик. У трапа пассажиров никто не встречал. Мы встали, не зная, куда идти дальше. И тут мы увидели местных, машущих нам руками. Оказалось, что это те самые «разбойники», которые унесли наш багаж. Они заняли нам самые лучшие места на верхней палубе. И мы поняли, что не стоило беспокоиться о сохранности наших вещей. К концу путешествия я убедилась, что этому народу можно доверять, и перестала вздрагивать, когда кто-то слишком близко приближался к моей сумке. И даже давала ее поносить таксистам, сопровождавшим нас при осмотре достопримечательностей. Бывало, что бирманец подавал мне из сумки кошелек, когда я покупала сувенир, и затем клал его назад в сумку.

Путешествие в Мьянму

Наш кораблик отошел от причала. С нами на верхней палубе было человек 12 туристов. Остальное пространство достаточно большого судна занимали бирманцы. Они сидели и лежали прямо на палубе. Моя спутница подсела к мальчику лет пяти, обняла его и попросила у мамаши разрешения сфотографироваться. Мамаша кивнула, и я начала фотосессию. Ира ласково обнимала мальчика, прижимала его к себе. Потом угостила конфеткой. Вернувшись, радостно поделилась впечатлениями – какие приветливые, улыбчивые люди. Обернулась в сторону своего нового знакомого и замерла – мамаша сосредоточенно давила вшей на голове у мальчишки…

В полдень наш кораблик сделал первую остановку. Причала не было. Один из местных затащил с берега в воду деревянные козлы, на которые с корабля кинули две длинные доски, и начался настоящий цирк. Гимнасты-эквилибристы, как говорится, отдыхают!

Одна доска предназначалась для выходящих, другая – для входящих. Удивительно, как им удавалось удерживать равновесие, спускаясь и поднимаясь под углом с огромными тюками, детьми и даже мелким домашним скотом. За пассажирами понесли грузы – удобрения, цемент, водопроводные трубы, мебель. Но гвоздем программы стала выгрузка огромных дизель-генераторов, которые стремились свалиться в воду и утащить за собой грузчиков-доходяг. Однако в неравной схватке с машинами побеждали люди – они вытаскивали все это на берег, не замочив и каплей воды.

Путешествие в Мьянму

Устав смотреть на аттракционы со швартовками, я пошла искать штурманскую рубку. Оказалось, рубки как таковой нет. На носу, в какой-то странной выгородке, сидело четверо бирманцев. Один из них управлял нашим кораблем… ногой! Штурвал – длинный рычаг – штурман (а может и матрос) держал между пальцев правой ноги. Навигационных приборов на «мостике» не было. Компасом, видимо, служили звезды.

К деревушке Нъяунг У, возле которой расположен древний город Баган, наш тихоход причалил в 10 вечера. «Весьма приятное путешествие» вниз по течению Иравади заняло 16 часов и отняло все силы. Зато мы побывали в самой гуще повседневной жизни страны.

Путешествие в Мьянму

Озеро Инле
Озеро Инле – достойное место для любознательного туриста. Расположено оно в центре страны, на высокогорье, и занимает площадь 158 квадратных километров. Инле вызывает более сильные эмоции, чем, скажем, озеро Тонлесап в Камбодже. В Камбодже – дома на сваях, плавучие школы, магазины и стадионы, рыба, выращиваемая в садках. Экзотика и нищета. На озере Инле в Мьянме все наоборот. Развитое сельское хозяйство, рыболовство и марикультура. Словом, продовольственная «житница» страны.

Климат здесь более благоприятный для европейцев. Прохладно, и чистый воздух. Еще в аэропорту Хехо, куда мы прибыли из Багана, нас встретили торговки… клубникой. Клубника в марте!

Знакомство с озером началось рано утром. Сели в лодку с мотором. На озере распространены древние ремесла – ткацкое, кузнечное, ювелирное (изделия из серебра) дело, производство сигарет, бумаги из бамбука. Мы посетили все мастерские. Затем посещение плавучих огородов, плавучего рынка, местных храмов, монастыря «прыгающих кошек» и отдаленной деревни Индейн, где находятся древние развалины. Нам хотелось посмотреть на местных рыбаков, гребущих одной ногой, и познакомиться с жителями племени падаунг, так называемыми «длинношеими». Женщины этого племени вытягивают шеи с помощью специальных колец и ходят с ними на протяжении всей жизни.

Путешествие в Мьянму

Промысел рыбы на озере оригинальный. Вода прозрачная и довольно спокойная, рыбу хорошо видно. У рыбаков специальные ловушки в виде воланов. Рыбак бьет по воде палкой, чтобы рыба встрепенулась, затем сверху набрасывает на нее волан. В волан просовывает эту же палку с острым концом (острогу) и накалывает рыбу. Если наколоть не удается, прижимает ее острогой ко дну волана, переворачивает волан широким концом вверх и вытаскивает на лодку. Забавно смотреть, как они, стоя на широком носу лодки, гребут одной ногой, обхватив этой ногой весло. Рыбачат в основном по одному, руки заняты, вот и приходится грести ногой.

На плавучих огородах грядки пришпилены к дну длинными бамбуковыми шестами. Наш рулевой спрыгнул на грядку, которая заколыхалась под ним. Крестьяне сетками выгребали со дня озера ил, наваливая его сверху на грядки. Удобрение лежало прямо под ногами! На этих грядках выращивают… томаты! И этими томатами местные крестьяне снабжают полстраны.

В ткацкой мастерской на старинных прялках изготавливают ткани с использованием волокон лотоса. Нам показали стебли лотоса, из которых девушка вручную вытягивала тонкие, как паутина, волокна, прялки и сам процесс, требующий высочайшего мастерства! Затем привели в магазинчик, где предложили купить всевозможные шарфики и шали. Изделия из одного лотоса дорогие ($60-80) и на свою цену не выглядят. А вот лотос с шелковой нитью дешевле, да и смотрится изящнее!

Мы причалили к плавучему дому, где находились женщины с кольцами на шее. Селение племени падаунг находится в горах, далеко от озера, но в туристический сезон одна из семей (по очереди) спускается на озеро с коммерческой целью – женщины демонстрируют туристам свои длинные шеи, а мужчины продают сувениры. В Интернете встречается колоритное фото бабушки с шеей как у жирафа. Представьте мой восторг, когда, войдя в дом, я увидела эту самую бабулю! На пожилой женщине было навешано 6 кг колец (на шее, а также на запястьях рук и ног). Сзади у нее было прикреплено специальное грузило, которое не давало голове завалиться вперед. При этом «металлистка» выглядела вполне бодрой и подвижной. У второй женщины, помоложе, шея была покороче. Третья – еще девчонка, и колец на шее немного. Как рассказал их племянник, отвечающий за коммерческую сторону дела, женщины и спят, и моются в кольцах. Теоретически их можно снять, но практически этого не делают, дабы не подвергать угрозе их лебединые шеи. Фотографировались женщины охотно, одна даже спела, аккомпанируя себе на местном инструменте, напоминающем балалайку. Все для вас, только купите что-нибудь! Пришлось купить бусы и серьги из оникса за $20. Но снимки стоили этих денег!

Путешествие в Мьянму

Рыбацкая деревня Нгве Саунг
После двух недель перемещений по стране мы оказались на море, в местечке Нгве Саунг. Живем в просторном бунгало в пяти метрах от Бенгальского залива. Пляж изумительный – белый-белый песок, довольно спокойное море. И вокруг – никого! В Таиланде, Вьетнаме такого нет.

Насладившись сладким ничегонеделанием, решили прогуляться на судне в рыбацкую деревню. Менеджер отеля пообещал нам big board. Интересно, что в Мьянме любой класс судов (речных, озерных, морских) называют словом board. Вместо «белого теплохода» за нами пришел старенький рыбацкий баркас. Его экипаж состоял из четырех человек – капитана (он же штурман), моториста и двух матросов. Сначала мы сидели тихо, осматривались. Потом осмелели – начали фотографировать. Ребята тоже осмелели, достали какие-то мешочки и начали колдовать над ними. В Мьянме практически все мужчины жуют бетель – орех, обладающий слабым наркотическим действием. Используются листья и кора дерева. Для усиления эффекта листья смазываются известью, добавляются кусочки коры, какие-то пряности, все это скручивается и отправляется за щеку. Слюна у жующих бетель кроваво-бордового цвета, десны тоже красные, а зубы черные. Улыбающиеся мужчины напоминают дружелюбных вампиров. Когда они сплевывают слюну (а плюются часто, оставляя на земле темно-бордовые пятна), напоминают туберкулезников, харкающих кровью. Когда видишь такое впервые, становится жутко, потом привыкаешь. Мы путешествовали по Мьянме третью неделю, шок прошел, осталось лишь любопытство.

Бетель жуют даже те, чья работа требует повышенной осторожности и хорошей реакции – водители общественного транспорта, таксисты, водители грузовиков, на которых мы добирались к Золотому Камню. Могу предположить, что и пилоты самолетов… Однако местные авиалинии оставили очень приятное впечатление…

В штурманской рубке нашего баркаса не было ни одного прибора. С техническим прогрессом дела здесь обстоят неважно. На берегу сквозь пальмовые листья показались рыбацкие хижины. Встречать нас вышло полдеревни. Сюда туристы забредают редко, и жители с любопытством разглядывали бледнокожих иностранцев. Ни слова не зная по-английски, они широко улыбались и жестами приглашали в деревню.

Солнце стояло в зените, и мужчины находились дома – в это время суток рыба не ловится. На рейде раскачивались десятка два таких же баркасов. Нас повели в деревню покупать свежую рыбу, выловленную утром. Показали присыпанных льдом креветок, гигантских лобстеров и серебристую рыбу, похожую на морского окуня. Мы купили две больших рыбины и попросили хозяина их пожарить. Пока обед готовился, я прогулялась по деревне. Возле хижин прямо на земле сушились кусочки кокосов, стручки острого перца, вялились рыба и маленькие креветки, называемые у нас крилем. Эти креветки в Бирме жарят и подают к пиву, как у нас соленые орешки. Запах был соответствующий! Бедность и нищета вокруг. Но не было угрюмых лиц. Все улыбались и, похоже, были довольны жизнью. Буддисты, одним словом.

Путешествие в Мьянму

Тут меня позвали обедать. Этот обед стал одним из самых сильных впечатлений в нашем путешествии! Мы едим, а на нас с любопытством смотрят человек двадцать местных! Двое отгоняют мух, еще двое подсыпают рис и подливают соус, двое держат полотенца, чтобы мы вытирали руки, остальные просто глазеют. Привели всех родственников понаблюдать, как едят иностранные туристы, вывели из лачуги даже девяностолетнюю слепую бабулю и поставили вплотную к нам, чтобы она хоть что-то разглядела. Но рыба была чудесная!

Двадцать дней пролетели незаметно. Мы с грустью простились с этими по-детски наивными, открытыми людьми. Дома включаю телевизор. Репортаж ИА «Рейтер» о праздновании в Мьянме Нового года (там его встречают в апреле). Все выходят на улицы и несколько дней поливают друг друга водой. Так буддисты освобождаются от негатива, накопленного за год. На экране вижу счастливые лица и… комментарий за кадром. Поскольку в местах массового скопления людей возможны беспорядки недовольных, военные патрулируют улицы в усиленном режиме. Наверное, без демократии в стране жить плохо. Но у каждой медали есть и обратная сторона. Мало в мире осталось стран настолько самобытных, аутентичных (аутентичный – подлинный, соответствующий первоисточнику), как Союз Мьянмы.