18 Июля 2017 г.    $ 59.07 (-0.81)    € 67.62 (-0.74)

Лазурный Берег. Где наши зимуют

Предложение «рвануть по Лазурному Берегу» звучит красиво. Делать это в начале января, на первый взгляд, глупо. Но когда на родине было -30, путешествие по Французской Ривьере при +10 выглядит привлекательной затеей. Потому садимся в прокатную BMW 528i и вперед, на Cote d’Azur.

Несмотря на то что на курортах Ривьеры 300 солнечных дней в году, зимой они погружаются в спячку. В это время здесь обычно отдыхают те, кому за 70, рестораны становятся чисто французскими, а номера в отелях – доступными. Но главный аргумент в пользу зимнего туризма – на дорогах нет пробок. Плавно вписываясь в извилистые повороты, сложно представить, что летом горный серпантин плотно забит автомобилями, а подъехать к морю практически невозможно. Потому частные самолеты и вертолеты здесь не роскошь, а средство передвижения. А иначе как успеть на все светские мероприятия?

Крутые повороты и потрясающие виды заставляют ехать очень медленно и завидовать автомобилистам на более компактных машинах. У них преимущество и на серпантине, и на миниатюрных смотровых площадках.

Лазурный Берег. Где наши зимуют

Справка AG:

Лазурный Берег (фр. Cote d’Azur) – юго-восточное Средиземноморское побережье Франции, от города Тулон до границы с Италией. Название «Лазурный Берег» появилось в 1870 году благодаря писателю и поэту Стефану Льежару, увидевшему бухту «изумительной красоты».

По следам императрицы

Глядя на лазурные волны, бьющиеся о скалистый берег, начинаешь очень хорошо понимать царскую семью. Ведь именно Романовы больше 150 лет назад ввели моду на «ниццкие зимы». Еще в 1830-е годы Великий князь Михаил, младший брат Александра I и Николая I, часто бывал в местах, которые лишь спустя 40 лет стали называть Лазурным Берегом.

Зачастила на побережье и императрица Александра Федоровна, а вслед за ней и весь цвет русской знати. Газета того времени писала: «Англичане подхватывают в Ницце грипп. Они заявляют, что русские привезли сюда не только свойственную им оживленность и внутреннее возбуждение, но и климат».

Завезли русские и привычку жить с размахом. Приехав в 1887 году на Ривьеру поправить здоровье (до Первой мировой войны Лазурный Берег был крупнейшим центром лечения туберкулеза и расстройств нервной системы), императрица Александра Федоровна арендовала практически все наемное жилье в Ницце. Цены тут же подскочили до небывалых высот, местные жители подсчитывали прибыль, а приехавшие тихо и недорого отдохнуть англичане вынуждены были искать новый курорт. С тех пор цены больше не опускались, а на Лазурный Берег начали регулярно ездить русские аристократы.

На Французской Ривьере отдыхали Гоголь, Тютчев, Толстой, Сологуб, Чехов, Бунин, Салтыков-Щедрин. Здесь же композитор Михаил Глинка создал оперу «Жизнь за царя». В 1897 году Чехов назвал эти места «Русской Ривьерой», встретив по приезде в Ниццу немало знакомых. А популярный среди писателей отель «Оазис» в народе стали называть «Русский пансион».

В освоении фешенебельного курорта русские аристократы преуспели: к началу XX века около 600 владельцев вилл и особняков на Cote d’Azur были родом из России, а до 1914 года между Санкт-Петербургом и Ниццей курсировал специальный «великокняжеский» состав.

Лазурный Берег. Где наши зимуют

И в наше время о русских на Ривьере отзываются в лучших выражениях: они дают местным работу, устраивают грандиозные праздники и приглашают на них французов. Кабинеты нотариусов, адвокатов и конторы по продаже недвижимости радостно встречают клиентов из России: две трети люксового жилья на побережье принадлежит нашим соотечественникам. Спрос на яхты и дорогие машины растет, фирменные бутики исправно «выполняют план». «Раньше на берегу царствовали арабские шейхи, сейчас – русские», – говорят в бюро по туризму.

Так вот почему местные жители так радуются, узнав, что мы из России! Здесь на наших состоятельных соотечественников возлагают больше надежд, чем на арабских шейхов.

Сошедший с экрана

Кататься вдоль Лазурного Берега и не посетить хотя бы несколько знаковых городов – преступление.

Пожалуй, Сен-Тропе здесь – самое спокойное место, а в январе и подавно создается ощущение, что город закрыт до весны, как и большинство ресторанов. Пообедать удается в небольшом кафе и кажется, что все жители города собрались здесь же. Обедают неспешно, непременно переговариваясь через несколько столов – все же давно знакомы!

Сен-Тропе

Одеваться в Сен-Тропе пришлось потеплее, как-никак только в этом городке Ривьеры побережье смотрит на север. В порту неспешно идут работы: плотники чинят причал, а команды готовят яхты к новому сезону. В мастерских, которые в изобилии расположились вдоль побережья, делают свечи и собирают корабли в бутылках. Кажется, никому нет до нас никакого дела, и только редкие старожилы изумленно провожают взглядом январских туристов, а в сувенирных лавках с портретов игриво улыбается Брижит Бардо.

Больше полувека назад вышел фильм «И Бог создал женщину» с неизвестной блондинкой в главной роли. Снимали в небольшой рыбацкой деревушке Сен-Тропе, получившей после выхода картины путевку в жизнь, – весь мир узнал блондинку Брижит Бардо и устремился туда, где она танцевала в бикини.

Справка AG:

Одну из сцен киноленты «И Бог создал женщину» снимали на пляже у рыбацкой хижины местного семейства. Режиссер и будущий муж Бардо Роже Вадим принял хижину за ресторан и заказал восемьдесят ростбифов для всей съемочной группы. Мать семейства не растерялась и, сходив на рынок, выполнила поручение. Позже ее сын открыл в этом доме ресторан.

Кадр из х/ф "И Бог создал женщину", реж. Роже Вадим, 1988 г.

Во время прогулки по Сен-Тропе возникает ощущение, что находишься в двух фильмах одновременно. Вот улица, где на велосипеде ехала Брижит Бардо, а через пару кварталов уже ждешь появления самого известного жандарма в мире.

Как-то у режиссера Ришара Балдуччи во время отдыха в Сен-Тропе украли кинокамеру. Подав заявление в жандармерию, он столкнулся с равнодушием и ленью местных стражей порядка – они отказались искать пропажу. Этот эпизод послужил началом знаменитой серии фильмов с участием Луи де Фюнеса «Жандарм из Сен-Тропе».

Маленькая рыбацкая деревушка выросла в один из самых фешенебельных курортов мира. В окрестностях Сен-Тропе стоят виллы знаменитостей, у ресторанов припаркованы шедевры мирового автопрома, но на узких улочках и у рыбацких хижин еще сохранился дух тех времен, когда никому не известная блондинка танцевала на столе во второсортном кафе.

Сен-Тропе

Над уровнем моря

Освоившись на дороге, мы все быстрее проходим повороты на горном серпантине, не забывая любоваться внезапными панорамами скал с приклеенными, словно магниты на холодильник, виллами. И как только держатся эти дома над обрывами? Кажется, что виллы, как и их хозяева, пытаются перепрыгнуть друг друга и показать, кто выше и круче.

Но выше всех, как и полагается, оказывается самый незаметный и самый величественный. В замок Эз мы попали не сразу, пришлось покружить в поисках узкой дорожки и упереться в глухую стену. Откровенно говоря, одной этой стены и видовой площадки достаточно, чтобы влюбиться в Эз, но лучше оставить машину и пешком подняться на 429 метров над уровнем моря. Путь не из легких – каменную деревеньку делали на совесть и не для слабаков.

История деревни началась больше двух тысяч лет назад. Первыми здесь обосновались лигурийцы, облюбовав уединенное местечко, надежно защищенное мощными скалами от нападений недругов. Орлиное гнездо никогда не пустовало – благодаря особому положению после лигурийцев здесь жили греки, потом финикийцы, которые и дали название местечку, построив здесь храм богине Изиде.

В 1923 году члены швейцарской королевской семьи приобрели Эз, широко известный как замок шведского принца.

Лазурный Берег. Где наши зимуют

Отлично отреставрированный, он захватил нас с первых шагов. Узкие, мощенные камнем улочки, грубая кладка, массивные двери и, кажется, сотни лестниц и окон – средневековая атмосфера здесь царит полноправно. На пути в замок встречаются мастерские художников и ремесленников. Даже сувенирные магазины выглядят так, будто им не меньше тысячи лет. Неудивительно, что это самодостаточное место, не подвластное времени, не раз становилось яблоком раздора правителей разного уровня.

Сегодня в деревушке царит полное умиротворение и совершенно невозможно отказать приветливому дворецкому – остаемся здесь на ночь. Оказалось, что сейчас в замке открыт превосходный отель на десять номеров и ресторан, отмеченный гидом «Мишлен».

Тяжелые двери, резная кровать, отделанная камнем ванная комната и камин – атмосфера полного погружения в Средневековье. Через некоторое время мужчины в брючных костюмах вызывают недоумение. Где же рыцари в доспехах?

Эз хочется изучать постепенно, каждый дом здесь особенный, и от каждого кирпича веет историей и значимостью. Но главное сокровище здесь – виды. Они открываются порой из самых неожиданных точек, и, говорят, в ясную погоду отсюда видно Сардинию. Но и без итальянского острова здесь есть на что посмотреть: Cote d’Azur – как на ладони, рассыпанные по склонам виллы выглядят незначительно и суетливо, а глянцевое море сверкает на солнце лазурными барашками.

Однако не стоит воспринимать Эз только как отличную смотровую площадку. Здесь вполне можно задержаться на несколько дней и полностью погрузиться в Средневековье, бродить по узким улочкам и ужинать восхитительным мясом в местных тавернах.

Лазурный Берег. Где наши зимуют

В спонтанных путешествиях по популярным маршрутам турист всегда рискует разочароваться – уж слишком надежно откладываются в голове стереотипы о тех или иных местах. Так и мы, отправляясь на Лазурный Берег, боялись увидеть надменных официантов, безразличных местных жителей и бездушные курорты. Но стоило свернуть со стандартных маршрутов, не бежать за толпой туристов по достопримечательностям, а найти свои собственные, и города один за другим ожили и перестали быть иллюстрацией к путеводителю.