18 Июля 2017 г.    $ 59.07 (-0.81)    € 67.62 (-0.74)

Benetton. Параллельные – сходятся! Англо-итальянская линия

У каждой команды своя судьба. Та, о которой идет сейчас речь, родилась она в 1970 году как холодная англичанка под руководством фаната автогонок Теда Тоулмена. Хотя болиды команд туманного Альбиона и Апеннинского полуострова всегда были фаворитами «Формулы 1», дорасти до Королевских гонок «конюшне» Теда удалось лишь к 1981. Но и здесь особыми успехами она не блистала, хотя первой в 1984 году показала миру Бразильского волшебника – только Сенна и поднимался на подиум под ее флагом – один раз на вторую ступеньку, и два – на третью. А в 1985 году Айртон ушел, и об успехах можно было не мечтать… И когда к концу сезона один из спонсоров Тоулмена, итальянский текстильный магнат Лючиано Беннетон, захотел купить «конюшню», уставший Тед продал ее. Так команда стала темпераментной южанкой.

Новый хозяин на должность спортивного директора поставил опытного Питера Коллинза, ранее работавшего в «Вильямсе». Хотя обстановка в команде оказалась непростой, новому руководителю удалось исправить ситуацию почти не прибегая к кадровым перестановкам. Кроме того, Питеру посчастливилось стать клиентом БМВ, и команда на новый болид смогла установить один из самых мощных двигателей. Результаты сказались сразу – оба пилота «конюшни» показывали хорошее время в квалификации, и уже без сенсаций могли заканчивать гонки в очковой зоне, а на предпоследнем этапе сезона Герхард Бергер впервые в истории команды завоевал Гран При. В следующем году БМВ закончила свое участие в «Формуле 1», и Коллинзу пришлось договариваться о двигателях с Фордом. Изменилось и шасси. Все это, вкупе с ушедшим в «Феррари» Бергером было нелегко преодолеть, но команде удалось занять пятое место в Кубке конструкторов, а оба пилота вошли в десятку лучших. В 1988 году команда закрепила, и даже улучшила позиции – подиумам ее пилотов перестали удивляться, а в Кубке конструкторов она поднялась до третьего места. «Конюшня» как бы отбилась от «средняков», но к лидерам ее еще не относили. В следующем году, казалось, ситуация повторится, но серия сходов в середине сезона привела «Беннетон» к пятому месту в Кубке конструкторов, тогда как лишь один ее пилот вошел в шестерку лучших. Хозяин команды под давлением поставщиков моторов решил заменить Коллинза.

Тестовый заезд 1983 года
Тестовый заезд 1983 года


Так в мире «Формулы 1» появился Флавио Бриаторе - человек, завоевавший для Лючиано Беннетона рынок одежды в США. Предприниматель до мозга костей, Флавио смог доказать всему миру, что бизнес в Королевских гонках значит больше, чем спорт. Жесткий и бескомпромиссный руководитель, совершенно не склонный к сантиментам, ради достижения цели готовый на любой шаг, Бриаторе начал с увольнений. Первым «конюшню» покинул Коллинз – Флавио избавлялся от тех, кто мог составить ему конкуренцию. Конструкторский штаб возглавил Джон Барнард, известный революционной полуавтоматической коробкой передач и чемпионскими сериями болидов «МакЛаркена». Не мудрствуя лукаво, новый руководитель отказался от услуг гонщика, показавшего худшие результаты. На освободившееся место пришел трехкратный чемпион мира бразилец Нельсон Пике. В результате сезон 1990 года для команды оказался лучше предыдущего. Пилоты достаточно часто появлялись на подиуме, две последние гонки вообще были выиграны Пике, занявшим третью строку в итоговой таблице Чемпионата, а в Кубке конструкторов команда стала третьей. А вот сезон 1991 года оказался судьбоносным не только для «Беннетона», но и для всей «Формулы 1». Нет, результаты стали хуже, потому говорить о прогрессе, как таковом, вроде бы оснований нет. Хотя команда и завоевала в Кубке конструкторов четвертое место, именно ненадежность машины, из-за которой лишь в пяти гонках из шестнадцати оба болида добирались до финиша, заставила Бриаторе уволить Барнарда. Но главным событием в этом сезоне стало то, что каким-то непостижимым образом Флавио в первой же гонке разглядел потенциал дебютанта Королевских гонок Михаэля Шумахера. Верный единственному принципу «цель оправдывает средства», Бриаторе, умело используя бреши в наспех составленном контракте Шумахера с Эдди Джорданом, сумел заполучить начинающего пилота «Формулы 1» в свою команду. Так возник чемпионский союз.

Benetton B195 195 года
Benetton B195 1995 года

Молодой немец хотел стать чемпионом любым путем, и ему была нужна команда, которая везде и всегда работала бы только на него. Бриаторе был нужен пилот, который бы стал его чемпионом, не взирая ни на что. И готов был на все, даже подчинить все действия команды для удовлетворения любого каприза гонщика. Прежде всего, болид стали конструировать под манеру вождения Шумахера, а не просто подгонять под него на уровне настроек. Теперь на машине Михаэля никто, кроме него, уже не мог выступать, и это в дальнейшем сказалось на судьбе команды самым роковым образом. Далее, вся тактика прохождения каждой гонки была четко спланирована заранее исходя из возможностей Шумахера. Ну, и каждый член команды буквально ловил каждое слово немца, чтобы немедленно исполнить малейшее его желание. Результаты пришли уже в 1992 году. Не столько внешне, сколько по существу. Михаэль занял третье место, так же как и команда. Но если годом раньше «Беннетон» набрал в полтора раза меньше очков, чем стоявшая на ступеньку выше «Феррари», то сейчас «конюшня» лишь чуть уступила ставшему вторым «МакЛарену». В следующем году результаты стали хуже и у гонщика, и у команды – упала надежность машины, а Сенна сильно прибавил, когда в пелетоне появился Прост.

Болид 1997 года
Болид 1997 года

В трагическом и скандальном 1994 году Шумахер все-таки стал чемпионом. Машина и пилот были подготовлены к этому наилучшим образом. И побеждать немец начал сразу, даже когда за рулем непревзойденного «Вильямса» с ним еще до своей смерти боролся гениальный Сенна. Однако, несмотря на гибель Бразильского волшебника, болиды «Вильямс» были столь сильны, что для победы к необыкновенному таланту Шумахера понадобилось присоединять готовность команды и пилота к неспортивным приемам борьбы. И если, несмотря на бурную деятельность Бриаторе, в Силверстоуне за неспортивное поведение Шумахер был лишен первого места, а после Гран При Бельгии он за нарушение регламента (отклонения в конструкции доски скольжения под днищем болида) был дисквалифицирован на две гонки, то за снятые фильтры в системе топливной заправки, что существенно сокращало время пит-стопов и стало причиной пожара в боксах «Беннетона» в Германии, санкций не последовало. Тем не менее, перед последней гонкой сезона, Шумахер всего на очко опережал следующего за ним Хилла. Не выдержав напряжения гонки, немец вылетел с трассы и повредил болид. Титул потерян? Нечеловеческими усилиями Шумахер заставил болид выехать на трассу наперерез мчащемуся прямо на него Хиллу. У «Вильямса» англичанина сломана подвеска, и Шумахер приносит первый чемпионский титул «Беннетону»! В следующем году Бриаторе покупает обанкротившуюся «Лижье», чтобы завладеть правами на двигатель «Рено». Теперь, с французскими моторами, «Беннетон» сильна, как никогда, и в 1995 году Шумахер абсолютно чисто, с девятью победами, досрочно стал чемпионом. А поскольку второй пилот команды, Джонни Херберт, тоже выступил весьма неплохо и занял четвертое место, у команды оказался и Кубок конструкторов.

Команда образца 2001 года
Команда образца 2001 года

И тут Шумахер ушел в «Феррари». «Конюшне» удалось взамен получить Бергера и Алези, двух пилотов экстра-класса, а болид по-прежнему оставался великолепным, но результаты резко упали, что совсем не удивительно. Болид был СКОНСТРУИРОВАН под Шумахера, и никакими настройками исправить ситуацию было уже нельзя. Хотя по итогам сезона 1996 года пилоты вошли в десятку лучших, а в Кубке конструкторов команда заняла третье место, отставание по очкам от лидеров в обоих зачетах было двукратным… В следующем сезоне ситуация повторяется. Бриаторе оказывается жертвой того же подхода, приверженцем которого является он сам – его увольняют, как не справившегося с ситуацией. Новый руководитель, Дэвид Ричардс, окончательно изживает последствия постшумахеровского синдрома, что видно даже на конструкции болида, но результатов нет. Ни в 1998, ни в 1999 году, когда руководить командой стал сын Луючиано Беннетона Рокко, «конюшне» не удается вернуть былой славы. Итальянцы потеряли интерес к команде, и готовы были продать ее «Тойоте», но в результате она досталась решившей вернуться в Королевские гонки «Рено».

Французы объявили, что в 2000 и 2001 годах команда будет еще носить старое название, а потом… Только вот хозяйничать они начали сразу, вернув Бриаторе на место руководителя «конюшни». Собственно, в этой точке, где сошлись две параллельные, заканчивается англо-итальянская история команды, хотя после этого она еще два года и носила когда-то громкое имя «Беннетон».