17 Июня 2019 г.     0.00 ()     0.00 ()

Scuderia Ferrari. Памятник Комендаторе

Enzo_Ferrari.jpg

Энцо Феррари


«Гарцующий жеребец» как личный знак пилота впервые появился на фюзеляже самолета итальянского аса Франческо Баракка, погибшего в Первую мировую, а в 1923 году его родители предложили молодому гонщику, имя которого через десятилетия стало символом автомобильного спорта, перенести этот символ на его автомобиль…Середнячок-пилот, став организатором спортивной автомобильной команды, оказался талантливым руководителем, и за жесткий, авторитарный, но, в общем, справедливый стиль, получил уважительное прозвище Комендаторе. Поначалу команда была, по сути, гоночным отделением известной Alfa Romeo, и принесла ей немало побед, а в 1946 году Энцо стал строить собственные автомобили. Команда просто не могла не участвовать в гонках Формулы 1, едва они появились в 1950 году, да так и осталась в них до сегодняшнего дня, не пропустив ни одного сезона.



Ferrari на Гран При Монако, 1950 год

1950Ferrari-125.jpg

Альберто Аскари Ferrari F125


Ferrari долгое время была удивительно итальянской командой. Да, понятно, что ее штаб-квартира в Италии, и руководят ею итальянцы. Да, это единственная конюшня, которая всегда использовала только свои собственные двигатели. Но главная особенность в том, что она была итальянской именно по характеру. Не смотря на то, что ее конструктором мог оказаться англичанин, а за рулем болида австриец. Эмоции били через край, что сказывалось на результатах самым непосредственным образом. Этот характерный стиль был обусловлен, конечно же, незаурядной личностью ее основателя и бессменного руководителя, до самой смерти не выпускавшего бразды правления. Удивительно, как человек, которому было за пятьдесят, когда родились Королевские Гонки, смог оказывать такое огромное влияние на них без малого сорок лет! Все его озарения и находки – это успехи команды. Так же как все его заблуждения и ошибки – ее провалы. Четырнадцать раз чемпионами мира становились гонщики Ferrari. И какие! Аскари и Фанхио, Хоуторн и Филл Хилл, Серетиз и Лауда, Шектер, Шумахер и Райкконен… 


Juan Manuel Fangio.jpg

Хуан Мануэль Фанхио, 1956


1958-hawthorn-ferrari-dino-246-silverstone.jpg

Майк Хоуторн, 1958


Пятнадцать раз команда завоевывала Кубок Конструкторов. Сколько нововведений, которые теперь воспринимаются как само собой разумеющееся, первыми были использованы в скудерии! Антикрылья впервые увидели в гонке в Спа в 1968 году. Полуавтоматическая коробка передач появилась в 1989 году. «Чудо-руль» для Шумахера… Но при всем при том в 1952 году, когда в Ferrari разрабатывали двигатель объемом в два литра, конструкторы с трудом убедили Комендаторе отказаться от 12-цилиндрового мотора, к коим он испытывал слабость. 


PhilHilldrivingaFerrari156F11962attheNrburgringHatzenbach.jpg

Фил Хилл, 1962


В конце пятидесятых Энцо Феррари сопротивлялся введению заднемоторной конструкции, «потому что телегу впереди лошади не ставят», и только очевидное преимущество Cooper вынудило упрямого итальянца изменить мнение. Опоздала конюшня и с переходом от рамы к монококу в первой половине шестидесятых годов. В начале восьмидесятых уже появился первый болид соперников с корпусом из углепластика, а в Маранелло никак не могли перейти с листового алюминия на сотовый… Комендаторе всегда трепетно относился к своим автомобилям. Порой он рассчитывал на успех болида, а тот оказывался неудачной конструкцией. А бывало, не видел будущего фаворита. Так, в начале 1979 года на презентации Ferrari-312T4 с граунд-эффектом, он шокировал публику, искренне, с отвращением заявив, что это самый уродливый гоночный автомобиль из всех, которые ему приходилось видеть. А на трассе у болида не оказалось конкурентов…


В 1976 году Ferrari, выйдя из кризиса не без участия помощника Комендаторе Луки ди Мотеземоло, после долгого перерыва уверенно шла ко второму подряд кубку конструкторов и чемпионскому титулу Ники Лауды. Но ужасная авария на Нюрбургринге, казалось, вывела первого пилота скудерии из борьбы. Газеты готовились писать некрологи, однако несгибаемый австриец не только выжил, но и пропустив лишь два Гран При вернулся в гонки всего через пять недель после того, как почти минуту просидел в пылающем болиде. Лауда оставался главным претендентом на титул до последней гонки. Но во время Гран При Японии пошел дождь, а у Ники после ожогов не закрывались веки. Опасаясь потерять контроль над болидом, Лауда отказался от борьбы за титул, до которого оставался один шаг, и вернулся в паддок. Это оказалось причиной резкого похолодания отношений между гонщиком и Энцо Феррари – Комендаторе не простил австрийцу такого поступка.


Горе было тем, кто попадал под горячую руку Комендаторе. Даже результаты могли не оказывать большого влияния. И чемпиона могли уволить, если Ferrari просто не нравилась его манера пилотирования. В 1977 году Лауда был вынужден уйти, не смотря на то, что завоевал чемпионскую корону – Энцо не простил того, что пилот, не оправившись от тяжелых травм и ожогов после страшнейшей аварии на Нюрбургринге, не стал рисковать во время дождливого Гран при Японии в 1976 году и сошел с дистанции. А уж если результаты были плохими…

1979-ferrari-f1-312-t4-jody-scheckter_02_sb.jpg

Джоди Шектер 1979 Ferrari 312T4


8 мая 1982 года во время квалификации на Гран При Бельгии погиб гонщик Ferrari Жиль Вильнев. При входе в поворот его болид задел передним колесом автомобиль соперника, в результате чего машина Вильнева несколько раз перевернулась и рухнула на асфальт, а самого гплота выбросило из кокпита. У Вильнева оказался смертельный перелом позвоночника. После шести часов борьбы медиков за жизнь гонщика его не стало. Это был едва ли не самый любимый пилот Энцо Феррари. О том, насколько дорог для него был Жиль Вильнев, свидетельствуют слова Комендаторе: «Он покинул нас, потому что был чем-то непостижимым. Злой рок отнял у нас великого чемпиона, одного из тех, кого я любил очень-очень сильно. Люди судачили о том, что однажды он покинет Ferrari, но я в это никогда не верил, потому что Жиль и я были так привязаны друг к другу. Мы были как отец и сын».


Энцо Феррари и Жииль Вильнев.jpg

Энцо Феррари и Жиль Вильнев


Так случилось, что, после того, как Энцо Феррари прогнал Шектера в 1980 году, ему больше не удалось поздравить своего пилота с чемпионским титулом. В 1982-1983 Кубок Конструкторов был у Ferrari, но пилотам не хватало «чуть-чуть». А потом команда вошла в кризис, который пыталась преодолеть до самой смерти ее основателя 15 августа 1988 года…


MicheleAlboretodrivingforScuderiaFerrariatthe1988CanadianGrandPrix..jpg

Микеле Альборето, 1988


Говорят, незаменимых нет. Неправда. Да, команда не ушла в небытие – слишком хорошо отлаженным механизмом сделал ее Комендаторе. Но его наследник – ФИАТ, которому принадлежало 90 процентов акций, правильно распорядиться доставшимся сокровищем не смог. Разброд и шатание, потеря ориентиров привели к кадровой чехарде. Пригласили было гениального Проста, который, казалось, мог спасти положение, но таран Бразильского волшебника в Сузуке в 1990 году не дал французу стать в тот год четырехкратным чемпионом. А в следующем году машина получилась просто ужасной, и Алан, сравнив ее с грузовиком, ушел из Формулы 1.


Alain-ProstFerrari-in-1991_daniele-photography.co.uk_thumb[12].jpg

Алан Прост, 1991


И тут в команду вернулся Лука ди Монтеземоло – прекрасный организатор, уже помогавший Комендаторе выводить Ferrari из кризиса в 1973-1977 годах. Ужаснувшись положению дел, он тут же взялся за работу. И совершил невозможное, хотя несколькими годами позже говорил, что у него порой было впечатление, что конюшня уже никогда не сможет выиграть чемпионат…



Херес, 1997 год. Столкновение Михаэля Шумахера(Ferrari) и Жака Вильнева (Williams)


Не сразу, конечно, пришел успех, но Ferrari довела все свои особенности до логического конца, из нее ушло все человеческое, и производство побед было поставлено на конвейер. Ради таких целей затрат не жалели, хотя они позже, конечно же, окупались. Так, был взят гонщик с гениальной техникой пилотирования – Михаэль Шумахер. В Маранелло по-прежнему делали великолепные болиды, но невозможно было представить ситуацию, подобную случившейся в конце пятидесятых, когда Комендаторе эмоционально противился появлению заднемоторной схемы. И прежде Ferrari позволяла себе закулисные интриги, но теперь подковерная борьба была возведена в ранг почти официальный. 


schumacher_1546517c.jpg

Лука ди Монтеземоло и Михаэль Шумахер


Яркие примеры – протест против новой тормозной системы McLaren (кстати, не противоречившей регламенту) в 1998 году, который был удовлетворен, и давление конюшни на FIA, с помощью чего удалось отменить дисквалификацию пилотов Ferrari за нарушение технического регламента в 1999 году. И прежде команда могла себе позволить не совсем честный прием для достижения победы, но это было как бы естественной человеческой слабостью. Теперь такие методы возведены в принцип – чего стоит таран Шумахера в Хересе в 1997 году. И ведь не рассталась команда с пилотом, хотя FIA дисквалифицировала его и лишила всех очков и второго места в чемпионате…


Schumacher_Ferrari_F2001_at_Laguna_Seca.jpg

Михаэль Шумахер, 2001


 Ferrari всегда славилась приверженностью к командной тактике. Но если раньше она работала ПРЕЖДЕ всего на первого пилота (что не помешало второму пилоту Лауде дважды привезти чемпионскую корону), то теперь – ТОЛЬКО на него. Болид конца 1990 – первой половины 2000-х годов был совершенно откровенно сконструирован исходя из особенностей пилотирования и в соответствии с требованиями Шумахера. 



Гран При Австрии, 2002 год. Второй пилот Ferrari Рубенс Баррикелло, получив приказ из боксов, демонстративно перед финишем сбрасывает газ и пропускает Михаэля Шумахера вперед.


Схема проведения каждой гонки тщательно планировалась, и пилоты четко следовали указаниям из боксов – дисциплина почти военная. Все это делалось ради единственной цели – Шумахер должен победить. Пять лет подряд – с 2000 по 2004 – Ferrari штамповала победы, как жетоны. Каждый сезон любители автоспорта ждали чуда, но его не происходило. Сначала болельщики радовались победам гениального пилота, но позже они уныло глядя на Красного барона, в очередной раз обливающегося шампанским, уже думали, кончится ли это когда-нибудь?

Кончилось все довольно неожиданно – в 2005 году болид Ferrari… попросту перестал ехать. Шесть сходов за сезон! Никакого таланта и мастерства семикратного чемпиона мира уже не хватало не то, что на победы – даже подиумы доставались ему с трудом. Заняв одно третье место и три вторых, да победив в Индианаполисе, когда на старт вышли всего шесть машин, и настоящих соперников на трассе не было, Шумахер смог заработать практически вдвое меньше очков, чем лидер сезона и его ближайший преследователь, и стал третьим в итоговом протоколе по результатам года. Еще меньше заработал напарник лидера команды, Рубенс Баррикелло. И в Кубке Конструкторов скудерия оказалась на третьем месте.


1024x768-Ferrari-F1-Rubens-Barrichello.jpg

Рубенс Баррикелло, 2005


На следующий год машина у Ferrari стала существенно лучше. Тем не менее, уже ощутивший свою силу, Фернандо Алонсо в невероятно упорной борьбе оттеснил Шумахера на второе место. И хотя напарник семикратного чемпиона занял третью строчку в годовой табели о рангах, очков, набранных двумя пилотами скудерии, не хватило на то, чтобы завоевать Кубок Конструкторов.

Год 2007 оказался для команды весьма непростым. Ушел Шумахер. Правда, на его место взяли Кими Райкконена, но финн по характеру плохо вписывался в команду. Тем не менее, болид на этот раз у пилотов оказался вполне себе чемпионским. Однако McLaren, главный соперник «Красных жеребцов», тоже очень хорошо подготовился к сезону. И болид у англичан получился весьма неплохим, и пилотский состав оказался просто потрясающим – в Уокинг удалось переманить двукратного чемпиона, Фернандо Алонсо, а ему в напарники пришел невероятно талантливый новичок, воспитанник McLaren Льюис Хэмилтон. И когда в марте «Маки» подали протест по поводу подвижного днища у болидов Ferrari и BMW, в Маранелло стало совсем жарко. Однако инженеры команды быстро нашли решение проблемы. А потом, в середине сезона, «вдруг» выплыла информация, что у McLaren имеется секретная техническая документация Ferrari, которую англичанам тайком передал технический управляющий Ferrari Найджел Степни. А за несколько дней до Гран При Монако в баках болидов скудерии ее сотрудники «совершенно неожиданно» обнаружили какой-то белый порошок. Да еще следы какого-то белого порошка увидели в карманах брюк Степни (и тут же сняли с него штаны, отправили их на экспертизу в полицию, а самого Найджела выставили за ворота). Началось инициированное FIA расследование утечки информации. 


800px-Kimi_CanadaFerrariF2008.jpg

Кими Райкконен, 2008


Тем временем в Уокинге обстановка тоже накалялась – двукратный чемпион мира, Фернандо Алонсо, переходя в McLaren рассчитывал, что к нему будут относиться как к двукратному чемпиону мира. Но оказалось, что новичок, Льюис Хэмилтон, не хочет считаться с его титулами, а команда этому не противится! И, как посчитал испанец, даже в чем-то поддерживает своего воспитанника. Тогда обиженный, но такой весь честный Алонсо, стал сотрудничать со следствием. В результате в сентябре команда McLaren была признана виновной, на нее наложили штраф в 100 миллионов долларов, и отобрали все очки в Кубке Конструкторов. Но гонщиков наказывать не стали. За две гонки до конца сезона Хэмилтон выигрывает Гран При Японии и отрывается от Алонсо на 12, а от Райкконена на 17 очков. Но англичанина подвела излишняя самоуверенность, не подкрепленная опытом. Такой не похожий по характеру на свою команду финн в блестящем стиле выигрывает обе гонки, а «Маки» оказались не способными что-то ему противопоставить – Алонсо, по-видимому, помешала обида, а Хэмилтон просто не смог сконцентрироваться в нужный момент.


FelipeMassadrivingforScuderiaFerrariatthe2009TurkishGrandPrix..jpg

 Фелипе Масса, 2009


Следующий сезон также оказался скандальным (на повестке дня стояли похождения президента FIA Макса Мосли), но на борьбу команд это не повлияло. Кими Райкконен и Фелипе Масса, казалось, поменялись номерами. Весь сезон Масса то догонял Хэмилтона, то вновь отставал. На последний Гран При сезона, в родную Бразилию, пилот Ferrari приехал, уступая британцу 7 очков. Однако гонка сложилась весьма неудачно для Хэмилтона. Упорная борьба за титул не остановилась даже после победы бразильца в финальной гонке – пока было не ясно, как финиширует лидер McLaren, Фелипе считался чемпионом. Хэмилтон шел шестым. В этой ситуации Масса возглавлял итоговый список лучших гонщиков планеты – финишируй гонщики в таком порядке, по очкам у него было бы равенство с британцем, но у бразильца на одну победу больше. Однако идущий пятым Тимо Глок не сменил резину на дождевую, и на мокрой трассе его обошли следующие за ним и Себастьян Феттель, и Льюис Хэмилтон, становившийся таким образом чемпионом. Никогда еще подиум не видел такого печального победителя, каким в этот день был Фелипе Масса… Хотя, надо сказать, Кубок Конструкторов все-таки достался скудерии.


800px-Massa_Canadian_GP_2010_(cropped).jpg

Фелипе Масса, 2010


А в 2009 году команды Brawn (неожиданно возникшая из Toyota) и Red Bull сделали болиды, равных которым в пелетоне не было. С самого начала Ferrari оказалась, по сути, всего лишь свидетельницей борьбы за титул. А после того, как Фелипе Масса на свободных заездах в Венгрии получил травму и вышел из борьбы, стало ясно, что нужно готовиться к следующему сезону.


formula1-sakir-bahrain-2010-07-fernando-alonso-ferrari.jpg

Фернандо Алонсо, 2010


В 2010 год оказался очень интересным – пять пилотов трех команд до самой последней гонки спорили за чемпионский титул (Фелипе Масса как-то изменился после травмы – у него нет уже былого энтузиазма). Болид Ferrari несколько уступал гениальному творению Эдриана Ньюи из Red Bull, но пришедший из оскадалившейся Renault Фернандо Алонсо (и что с того, что он говорил раньше, что никогда не хотел выступать за Ferrari – мало ли кто что говорит, не всему можно верить), сумел навязать жесткую борьбу команде «энергетического магната». Испанец то выходил в лидеры в личном зачете, то уступал эту позицию. На последнюю гонку сезона, Гран При Абу Даби, Фернандо приехал, имея на 8 очков больше, чем расположившийся на второй строке таблицы Марк Уэббер, и на 15 очков больше, чем значившийся третьим Себастьян Феттель. Конечно, при новой схеме оценки результатов, когда за первое место дают 25 очков, такой отрыв не был решающим, но он давал Алонсо возможность стать чемпионом, заняв второе место, независимо от того, как финишируют его соперники. Однако на практике все сложилось не так хорошо, как казалось даже перед началом самой гонки. По результатам квалификации поул оказался у Феттеля, Фернандо занял третье место на стартовой решетке, а Марк был пятым, и если бы гонщики закончили Гран При в таком же порядке, титул получал бы Алонсо. Однако Ferrari построила тактический рисунок борьбы на трассе, исходя из того, что основным соперником испанца будет Уэббер, и в своих решениях ориентировалась прежде всего на действия австралийца. Но Марк застрял посреди пелетона, и хотя Алонсо оказался впереди него, из-за того, что в Абу Даби трудно обгонять, испанец не смог подняться выше 7 места. В результате чемпионом стал финишировавший первым Себастьян Феттель.


alon_mass_vett_hock_2010-2.jpg
Алонсо, Масса, Феттель, Гран при Германии, 2010

Конечно, ни Ferrari, ни амбициозного Алонсо такой исход не устраивал. И в Маранелло стали готовится к новому сезону. Как там усвоили уроки предыдущего сезона? Пока трудно сказать. Прошло всего три гонки. Правда, в них скудерия особо не блистала – даже до подиума ни разу не добралась. Но всем известно, как эта итальянская команда умеет работать по ходу сезона. Так что…

Тем не менее, при любом раскладе Ferrari – великая команда. Ее основатель говорил, что ему не нужен памятник. Действительно не нужен. Он сам его создал – команду Формулы 1, которая пережила самого Энцо Феррари и сделала его имя символом Италии. Это лучший памятник, о котором мог мечтать Комендаторе.