27 Июня 2017 г.    $ 59.00 (-0.66)    € 66.08 (-0.60)

«Дакар-2009»: победа за нами

Блистательная и очень убедительная победа нашей команды «КАМАЗ-мастер» на знаменитейшем ралли-марафоне «Дакар», проводившемся в этом году на американском континенте, в очередной раз наполнила гордостью сердца российских болельщиков. Когда триумфаторы возвращались домой, корреспондент AG встретился с ними в московском аэропорту Домодедово. Вот что ему рассказали Фирдаус Кабиров – пилот, занявший первое место в классе грузовиков, а также руководитель команды Семен Якубов.


AG: В спортивном отношении что для вас более интересно – Африка или Южная Америка?
Фирдаус Кабиров: Когда стало известно, что гонка состоится в Аргентине и Чили, наша команда восприняла это с энтузиазмом. Ралли «Дакар» тридцать лет проводилось на африканской земле. Его постоянным участникам здесь все уже достаточно хорошо знакомо и даже привычно. А когда приезжаешь на другой континент… Новые страны, новые дороги, новые условия – это в любом случае уже привлекает, тем более когда речь идет о таком большом ралли-марафоне. Мы столкнулись с новыми преградами, новыми проблемами, новыми преодолениями. Своеобразным оказалось и население латиноамериканских стран. Здесь было интересно – это уже цивилизованные земли. Если в Африке мы проезжали по пустынным, безлюдным местам, то здесь зрители в буквальном смысле слова оказались под носом. На подъездах к крупным населенным пунктам нам приходилось пробираться к их центрам сквозь плотную толпу болельщиков со скоростью около 10 км/ч. Бивуаки располагались прямо в городах, зачастую даже в их сердцевине. Можно было почти физически ощутить, что нами на самом деле интересуются, люди болеют. А когда остановились в Чили в Вальпараисо на отдых, толпа стояла вокруг нашего лагеря полтора дня – с пятницы до утра воскресенья. Сверху, с гор люди наблюдали за нами, кричали, ликовали…

AG: Где, с вашей точки зрения, в будущем следовало бы проводить такие соревнования?
Фирдаус Кабиров: Решение руководством гонки уже принято – проводиться она будет опять в Южной Америке. Тем не менее, классическим местом для проведения таких ралли-марафонов является все-таки пустыня Сахара. Там сохранились большие просторы, обеспечивающие свободу ориентирования, дающие возможность развернуться по-настоящему, устроить реальные состязания. Да и с точки зрения оперативности освещения событий… Вроде бы в Латинской Америке по сравнению с Африкой более развита инфраструктура, в том числе и в отношении средств связи, но имеется такой фактор, как разница во времени с Европой. Кроме того, сама процедура передачи информации также была организована по-другому – в Африке французы делают в этом отношении все сами, а здесь к процессу подключались местные участники, то есть появлялось лишнее звено. В результате освещение событий происходило с запозданием, по крайней мере для тех, кто следил за ними из Европы и Азии.

Фирдаус Кабиров, победитель гонки: "Мы готовились к борьбе за минуты и секунды на пыльных дорогах"
Фирдаус Кабиров, победитель гонки: "Мы готовились к борьбе за минуты и секунды на пыльных дорогах"

AG: Какой момент в гонке оказался для вас самым неожиданным?
Фирдаус Кабиров: Честно говоря, не ожидал, что в течение всех четырех чилийских этапов будет столько горных серпантинов. Серпантины, конечно, были и в Африке, но там буквально три-четыре поворота, спуск – и мы уже на плато, на котором есть где развернуться. А здесь, если, скажем, скоростной участок 250 км, то все это расстояние мы ехали по серпантину. Такое положение вещей было весьма неудобно. Во-первых, потому, что не очень комфортно гоняться по горным дорогам на грузовике, у которого колея едва вписывается в ширину трассы, а во-вторых, пропадает спортивная составляющая соревнований – ни обогнать, ни объехать сломавшуюся или застопорившуюся машину невозможно.

AG: Какой соперник в этой гонке был для вас самым серьезным? И какой – самым неожиданным?
Фирдаус Кабиров: Самым серьезным соперником был, без сомнения, де Рой. А самым неожиданным… На первом этапе голландец Марсель ван Влиет на автомобиле GINAF из команды того же де Роя оказался первым. Это было удивительно! Но потом все стало на свои места.

AG: Южноамериканские трассы отличаются от африканских. Изменилась ли в связи с этим ваша тактика в гонке?
Фирдаус Кабиров: Мы сразу знали, что наше преимущество – это бездорожье и пески. Предполагалось, что песков не будет много, и мы готовились к борьбе за минуты и секунды на пыльных дорогах. По счастью, именно пески, хотя их действительно было мало, сыграли решающую роль. На них нам удалось создать комфортный отрыв от Жерара де Роя, и дальше было необходимо поддерживать имеющуюся разницу во времени, хотя интрига гонки не пропадала до самого финиша.

AG: Семен Семенович, вы руководите успешной спортивной командой вот уже более двух десятков лет. И это действительно команда, а не группа лидеров. Она функционирует, подобно единому организму, на общий результат. Каким образом вам удалось добиться этого? Ведь каждый из тех, кто входит в ее состав, человек непростой…
Семен Якубов: Действительно, каждый из них – личность. И все они – энтузиасты. Они собрались вместе не для решения каких-то узких, тем более меркантильных проблем (нет, они, конечно, не бессребреники, но вопрос в расстановке приоритетов), а для того, чтобы делать дело. За прошедшие двадцать лет приходили к нам тысячи, но мы набирали по одному, постепенно расширяясь и укрепляя свои позиции, увеличивали объемы, готовили машины. Атмосфера у нас сразу строилась такая, что это команда, а не набор специалистов, ради которых вроде бы все это и делается. Каждый должен был пожертвовать какими-то своими личными амбициями для того, чтобы получить результат. Исходно не ставилась задача: «Немедленно выиграть «Дакар»!» На первом этапе требовалось найти подходящие соревнования, в которых можно реально участвовать на грузовиках. Причем такие, где наша команда была бы заметна, а не выглядела, как говорят, «гарниром». Поначалу обратились к кольцевым гонкам на грузовиках. Три года участвовали в них. Убедились, что в этих соревнованиях борьба технологий идет на самом высоком уровне, обеспечить который в нашей стране на тот момент возможности не было. Тогда обратились к полноприводной технике, которую хорошо знали. Мы ее разрабатывали, конструировали, работали с ней и посчитали, что она имеет право на существование, в том числе и в автомобильном спорте, и может быть вполне конкурентоспособной (что, в конце концов, и получилось). Тот автомобиль, который тогда сходил с конвейера, 4310, и который мы использовали, конечно, котировался, но не превосходил по техническим характеристикам зарубежные образцы. И нам пришлось выбрать необычный подход для создания спортивного автомобиля. Обратились к истории. Меня, например, восхищает в этом отношении идеология создания танка Т-34. Тогда перед инженерами не ставилась задача создать машину, превосходящую по своим характеристикам зарубежные образцы. Они конструировали специальную техническую единицу, наилучшим образом подходящую для выполнения определенного круга боевых задач. В результате получился лучший танк Второй мировой войны! По аналогии, и у нашего, тогда еще небольшого, коллектива появилась установка: построить машину, наиболее подходящую для тех целей и задач, которые перед ней поставлены. Вся наша команда состоит из инженеров, прекрасно понимающих, что они делают. Они сами замечательно умеют водить машину, знают, за счет чего и какими средствами можно решить конструкторские вопросы. Тогда нам удалось всем вместе создать двухосный автомобиль, который как нельзя лучше подходил для участия в ралли-марафонах. Он сразу себя зарекомендовал с самой лучшей стороны – в 1996 году мы смогли выиграть свой первый «Дакар». Но это был прототип, и FIA тут же принимает решение, что в таких состязаниях прототипы участвовать не должны.

Соревноваться могли только серийные грузовики. Запретили и центральное расположение двигателя… Пришлось автомобиль переделывать. Но работали мы уже с готовой конструкцией, которая показала себя, зарекомендовала, и она уже была лучше, чем машины наших соперников. Мы оказались в выгодном положении. Перенеся двигатель вперед, получили лучшую плавность хода. Запретила FIA ставить колеса размером, как мы использовали, 22 дюйма, переведя всех на 20 дюймов. И тут мы в чем-то потеряли, но выиграли в динамике. Любой конструктор в нашем коллективе знает, что он делает. Более того, наша сила в том, что каждый делает машину для себя. Это очень важно – когда ты конструируешь для кого-то, надо понять, что тому требуется, а, когда делаешь для себя, и объяснять ничего не надо. Такой подход полностью оправдал себя.

Семен Якубов: "В нашем коллективе все работают на благо общего дела. Поэтому мы и побеждаем"
Семен Якубов: "В нашем коллективе все работают на благо общего дела. Поэтому мы и побеждаем"

Начались успехи, победы, это привлекло к нам внимание, в том числе и хороших специалистов, которые хотели у нас работать. Работа в нашей команде – хороший стимул для инженера-конструктора. Ведь любой разработчик автомобиля мечтает, чтобы его чертежи не попали в корзину, а воплотились в металл. И не каждый конструктор доживает до момента, когда можно сесть за руль его творения. У нас же – мы в течение одного года разрабатываем новую машину, в этом же году ее создаем и в этом же году испытываем! Так разработчик сразу видит, что он сделал, и сразу может оценить свой труд. Можно сказать, это рай для конструктора! На таких вот принципах наша команда и работает. Поэтому нам и удалось создать единый коллектив, каждый член которого прежде всего работает на общее дело. Потому и пришли к нам победы.