18 Июля 2017 г.    $ 59.07 (-0.81)    € 67.62 (-0.74)

Тимур Тимерзянов: «Все шансы на победу»

«Дай ему табуретку, так он и на ней поедет быстрее всех», – так обычно говорят о российском гонщике, мастере спорта международного класса Тимуре Тимерзянове. Первый и пока единственный в истории российского автоспорта двукратный чемпион Европы по ралли-кроссу, Тимур приехал во Владивосток для проведения «альтернативного урока». В свои двадцать пять лет он имеет богатый опыт, и во время одного из перерывов пилот поделился с AG историей своего успеха.

AG: Тимур, расскажи свою историю прихода в автоспорт.

– Я всегда использовал все возможности, чтобы заниматься спортом, и делаю так до сих пор. Однако начало моей спортивной карьеры связано с решением родителей, а не с моим первоначальным желанием. В четыре года меня отдали в школу акробатики. Там я провел восемь полноценных лет и получил много ценных навыков, которые пригодились впоследствии. Но с акробатикой пришлось покончить из-за травмы. Кроме того, акробатика – не олимпийский вид спорта. Так, выходов было всего два: пойти работать в цирк или закончить карьеру в принципе. На футбол даже ходил два года, но потом понял, что это не мой вид спорта. Потом начал заниматься картингом. Позже, в университете, мне пришлось совмещать спорт и учебу сразу на двух факультетах – экономическом и юридическом.

Тимур Тимерзянов

AG: Был ли раньше на Дальнем Востоке?

– Мне нравится, что благодаря своему любимому занятию я могу путешествовать. Я летел в самолете восемь часов, но по-прежнему нахожусь в России – это удивительно. Я никогда раньше не был на Дальнем Востоке, и мне всегда было интересно, как здесь протекает жизнь. Много читал в Интернете о Владивостоке, но все равно был поражен, когда увидел ваши трассы, дорожные развязки и мосты.

AG: Как обстоят дела с развитием технических видов спорта у тебя на родине, в Татарстане?

– Автоспорт в Татарстане развивается огромными скачками. У нас стоит автогигант КАМАЗ, команда которого выступает каждый год на гонках Париж – Дакар. Также развиваются кольцевые гонки, ралли-кросс, поддерживается картинг, построены специальные школы для детей, которые хотят заниматься автоспортом.

AG: Гонял на отечественных авто?

– В 2006 году моя школа меня отправила на участие в шоссейно-кольцевых гонках. У меня был «ВАЗ 2108». У вас я, кстати, пока не заметил на улице ничего и отдаленно похожего на русский автопром. Хотя ничего удивительного нет, просто Япония к вам ближе, чем западные заводы.

AG: Какие проблемы, на твой взгляд, мешают расти российским гонщикам?

– Мне не очень нравится подход российских спортсменов к автомобильному спорту. В Европе все спортсмены приезжают подготовленные для серьезной борьбы и у них нет других интересов, кроме соревнований. Российские спортсмены зачастую приезжают на соревнования покуражиться – это неспортивный подход, и я не понимаю этого.

AG: Как попал на чемпионат Европы?

– На чемпионат Европы мне помогли попасть мои друзья из спортивной автомобильной среды Европы, в частности Финляндии. Благодаря тем победам я получил звание мастера спорта, а с финнами мы до сих пор общаемся и поддерживаем друг друга.

Тимур Тимерзянов

AG: Когда ждать мировой чемпионат по ралли-кроссу?

– В 2014 году будет проведен первый чемпионат мира, и наша команда будет участвовать в нем. Я думаю, что у нас есть все шансы победить.

AG: Насколько популярен ралли-кросс среди зрителей?

– Сейчас очень много делается для продвижения ралли-кросса: набрана команда промоутеров, которая активно пытается продвинуть спорт и сделать так, чтобы телевидение больше интересовалось им. В этом году в прямом эфире чемпионат будет транслироваться в 45 странах по всему миру.

AG: На улицах узнают?

– Недавно я встретил в аэропорту женщину, которая сказала, что видела меня по телевизору, – было приятно осознавать, что ралли-кросс становится популярнее, чаще попадается людям на глаза, а о своей узнаваемости я как-то не подумал…

Тимур Тимерзянов

AG: Какой год стал для тебя самым трудным?

– Безусловно, 2013-й. Я второй раз стал чемпионом Европы, но мне пришлось соперничать на трассе с сыном своего тренера. До седьмого этапа чемпионата мы шли практически впритык. В итоге он занял третье место и проиграл, скорее, сам себе, не справившись с нервами. В этом виде спорта всегда надо быть начеку: если бы гонка была одна, то было бы проще, но чемпион должен прогнозировать долгосрочную перспективу и считать каждое очко за 12 этапов. Раньше два из них могли не идти в зачет, а сейчас все заезды зачетные – нервный накал в такой ситуации способен надломить даже самого крепкого и собранного человека. Борьба идет за каждую секунду, долю секунды – ралли-кросс не дает расслабиться. Предположим, у вас есть 25 соперников. Мы разбиваемся по группам в пять человек, выходим на заезд и показываем определенный результат. Важно не просто победить четверых пилотов твоего заезда, но и показать лучшее время среди 25 человек. Если так посчитать, то 20 пилотов на некоторых трассах укладываются в одну секунду – конкуренция жесточайшая, одним словом.

AG: Что еще может нарушать спокойствие и собранность пилота?

– Гонщики мешают друг другу – разрешена контактная борьба, плюс есть закулисная борьба, которую не видят судьи. Все это повод для стресса. Вообще, мы стараемся быть дружелюбными по отношению к соперникам вне трассы, но во время заезда друзей не бывает.

AG: Какие автомобили участвуют в ралли-кроссе?

– Обычно мы пользуемся автомобилями среднего класса: Citroen, Ford Focus, Skoda Fabia, – но мы полностью переделываем их, и от первоначальной комплектации остается только кузов. В первую очередь автомобиль должен соответствовать стандартам безопасности для гонок. Больше скажу: большая часть усовершенствований направлена именно на то, чтобы при любой аварии пилот и штурман остались целыми. Что касается двигателя, мы используем двухлитровый турбированный двигатель мощностью порядка 600 лошадиных сил. Разгон до 100 километров – примерно за две секунды с использованием всего одной передачи из шести. Официально заявлено время 1,9 секунды, но есть факторы, которые колеблют эту цифру: дорожное покрытие, погодные условия. Максимальная скорость автомобиля – 200 километров в час. В общем, от машины остаются только части кузова и заводские панели, которые по регламенту просто нельзя менять.

AG: Какие трудности возникают во время заезда чаще всего?

– Пилот, к сожалению, не может выбирать себе трассу. Бывают такие моменты, когда необходимо проехать большой отрезок пути по прямой, а потом резко повернуть на 180 градусов в обратную сторону. Все это может происходить на рыхлом и влажном грунте. Часто возникают проблемы с мощностью, которую тяжело резко снизить, также трудно тормозить на влажной поверхности. Сиденье пилота начинается там, где заканчивается дверь, а потому первая точка, которую видит пилот, находится на расстоянии примерно 15 метров. Не видно край капота, колеса, можно случайно задеть соперника или бетонное ограждение. Самый худший исход – когда рвется колесо. Но регламент необходим, потому что в противном случае на трассу будут выезжать настолько разные автомобили, что заезд превратится в битву машин, а не команд.

AG: Есть ли отличия между способами подготовки к соревнованиям европейских и российских команд?

– Как ни странно, есть. Дело в том, что в российских командах механики готовят автомобиль к заезду самостоятельно – вплоть до замены колес, масла и прочих мелочей. В европейских командах так не принято. Механики там делают намного меньше работы, потому как основную часть по необходимости выполняют компании, с которыми заключается контракт на замену каких-либо деталей или даже на замену масла.

AG: Тимур, посоветуйте напоследок что-нибудь юным автолюбителям, мечтающим попасть в большой спорт.

– Занимайтесь сами своей техникой. Я сам собирал и чинил свой картинг, потом автомобиль. В результате я отлично знаю матчасть и сам понимаю, что именно необходимо машине. В Европе пилоты могут вообще не знать многого об автомобиле, с которым идут на заезд, а все потому, что есть механики и вся ответственность лежит на них. Но я думаю, что все-таки важно и самому уметь обращаться со своим спортивным снарядом, а не просто сидеть за рулем.