24 Мая 2017 г.     0.00 ()     0.00 ()

Maragold. Эклектические «вандалы» от музыки

Американская фьюжн-группа Maragold, собранная известным гитаристом Грегом Хоу, дала серию концертов в Приморском крае в рамках раскрутки дебютного альбома. Прежде чем ступить на сцену гостеприимной Приморской краевой филармонии, артисты провели брифинг, ответив на многочисленные вопросы прессы.

Большинство времени, отведенного на пресс-конференцию, солировал сам Хоу, которому остальные участники группы негласно определили роль основного спикера.

AG: Грег, как образовалась ваша группа?
– Вообще, я начинал с джазово-вокальных проектов достаточно давно. До этого пять-шесть лет я работал вместе с Жанлюка Пальмьери, нынешним барабанщиком команды, и у нас даже есть совместный альбом – Sound Proof. Потом мы подумали, что нам пора найти вокалиста, и изначально мы обратили свой взор на мужскую половину профессионального цеха. Однако благодаря Кевину Венчионе (бас-гитарист Maragold) я познакомился с его соседкой Меган Краусс, послушал демозапись ее голоса, после чего мы стали работать все вместе.

Честно говоря, я думаю, что этот проект продлится на многие годы, если ребята согласятся на такой вариант. Безусловно, это новая фаза в моей карьере, но, с другой стороны, и возвращение к корням.

AG: Вы сразу определили стиль своей музыки?
– Изначально у нас не было планов, мы просто собрались и начали записывать альбом. В итоге на выходе скорее получилось то, что более понятно широкой аудитории, чем то, что я делаю обычно. И в каком-то смысле мы рассчитывали на коммерческий успех.

AG: Как распределяются роли музыкантов в записи музыкального материала?
– В дальнейшем это будет общий созидательный процесс, но в случае с первым альбомом я и Кевин написали музыку задолго до того, как группа была сформирована. Но можно сказать, что и остальные участники приложили руку к созданию материала, поэтому творческое участие помогло нам достичь того звучания, которое есть у команды сейчас.

AG: Грег, вы уже знаете что-то о ваших поклонниках?
– Когда мы писали музыку, мы не думали о конкретной аудитории, материал создавался естественным путем. Я процитирую Стиви Уандера: «Мы позволили музыке плыть через нас». То, что мы делаем, это такой фьюжн, некий сплав музыки. Стопроцентно роком наш стиль назвать нельзя. В нем намешано много чего.

AG: Не хотите поэкспериментировать с хип-хопом, поп-музыкой?
– Я думаю, что возможно все. Мы уже много раз обсуждали, что готовы разнообразить музыку нашей группы такими стилями, как кантри, хип-хоп, или даже пригласить на запись классического дирижера. Как часто говорим, мы любим разбивать стены музыки и делать из всего этого гигантский салат.

Несмотря на активность Грега, мы не можем пропустить очаровательную Меган, чей внешний вид и вокал напоминают об Эми Уайнхаус и Дебби одновременно.

Maragold. Эклектические «вандалы» от музыки

AG: Меган, обладая таким голосом, почему вы сразу не решили начать карьеру музыканта?
– Когда мне было 12 лет, я действительно занималась классическим вокалом вплоть до колледжа. Потом я решила оставить его и перешла в медицинскую школу. Но потом я встретила Кевина, и это изменило всю мою жизнь. Кстати, мои родители, несмотря на резкие перемены профессии, очень поддерживают меня и гордятся успехами дочери.

AG: Меган, ваш вокал очень характерен для женского рока 1980-х, а как насчет поведения?
– Наверное, такие хрипы в женском вокале тесно связаны с этим стилем музыки. Я каждый раз вечер за вечером оттачиваю свой стиль. И, конечно, у меня есть такие моменты в жизни, когда речь идет о плохой девочке.

Нить разговора вновь возвращается к лидеру команды Грегу, который, несмотря на скромный вид, бойко отвечает на вопросы. Кстати, несколько лет назад музыкант уже приезжал во Владивосток, где давал серию концертов. Мы спрашиваем Грега, что побудило его начать международную жизнь группы именно во Владивостоке. Музыкант улыбается: «Я сразу же спросил у ребят: вы любите морепродукты? Когда они единогласно сказали «да», я пригласил их сюда. На самом деле, когда я в прошлый раз выступал в вашем городе, мне очень понравилась аудитория».

Несмотря на переговоры дистрибьюторами, публицистами и студиями, музыка Maragold будет продвигаться в основном через Интернет. Кстати, он во многом как раз и является источником вдохновения музыкантов.

Кевин Венчионе, записной весельчак группы, предпочитавший всю беседу отмалчиваться, прекрасно иронизирует об интернет-зависимости современных людей. «После того как мы заканчиваем репетицию, стараемся сразу расходиться по домам, чтобы выспаться. Но стоит кому-то найти классную композицию на YouTube – и впору объявлять, что все пропало, поскольку тогда мы засиживаемся в студии до трех часов ночи. У нас очень похожие вкусы в музыке», – отмечает Кевин.

Музыканты категорически не согласны с тезисом о смерти рок-н-ролла. По их словам, в мире постоянно появляются интересные команды, которым приходится выдерживать огромную конкуренцию с рок-динозаврами.

«Вы не поверите, и Deep Purple, и Black Sabbath до сих пор пользуются огромной популярностью. Я удивлен, что Iron Maiden до сих пор одна из самых популярных групп в Европе», – говорит Грег Хоу.

Кевин Венчионе, наоборот, любит находить новые таланты. «Очень часто, когда слышишь по радио песню, думаешь: хорошо бы узнать, кто ее поет. Но потом почему-то забываешь. Наверное, потому у музыкантов самые плохие в мире музыкальные коллекции в плане количества записей», – веселится Кевин.

Maragold. Эклектические «вандалы» от музыки

Наверное, обязательный вопрос программы, без которого не проходит ни одна пресс-конференция Грега Хоу, – человека, игравшего с такими молодыми акулами поп-индустрии, как Джастин Тимберлейк и Кристина Агилера, грех не спросить, как ему работалось с иконой жанра Майклом Джексоном.

Грег охотно делится впечатлениями, заявляя, что совместный опыт выступления был очень запоминающимся и стал первым большим концертом, в котором Хоу принимал участие. «Но в то же время это был очень безумный опыт, потому что меня буквально бросили на сцену. Мне пришлось выучить все композиции в самолете, пока я летел в Амстердам. Когда я прилетел и сыграл три-четыре песни, Майкл похвалил меня, но потом завел речь о хореографии. На шоу я уже выступал в парике», – смеется музыкант.

Но самый важный вопрос напоследок, конечно же, о счастье.

«Мне повезло в жизни, я не миллионер и никогда им не был. Я измеряю успех очень просто – это счастье. Если я счастлив, значит, и успешен», – подчеркивает Хоу. Услышав такое определение, согласно кивают и остальные участники группы.