18 Июля 2017 г.    $ 59.07 (-0.81)    € 67.62 (-0.74)

Светлана Амеличкина. Хозяйка Золотого шлема

AG: Светлана, с чего все началось?
- В 1995 году, когда я еще жила в Воронеже, брат в моем присутствии смотрел последнюю гонку сезона Формулы 1. Сначала мне это мешало, потом заинтересовалась, и увлеклась. Тут Шумахер, за которого болел мой брат, переходит в команду Ferrari, а ее фирменный цвет – красный, тот самый, который всегда был самым моим любимым цветом. Стартовая гонка следующего сезона (Австралия 1996 года) изменила мое мировоззрение. На первом круге болид Мартина Брандла буквально разрывается пополам. Ни один здравомыслящий человек после такой аварии никогда не сядет за руль. Но пилот тут же пересаживается в запасную машину, и как ни в чем не бывало, выходит на рестарт гонки! Я поняла, что это какие-то ненормальные люди и удивительный спорт. В тот год мне пришло в голову – раз болею за Шумахера, почему бы не съездить на гонки Формулы 1? Это была моя первая зарубежная поездка. Гран При Италии. Поехала одна, жила в Римини. Разобралась, как доехать до Милана. Села в электричку. Добралась с приключениями. На квалификацию опоздала. Осталась ночевать в этом городе, хотя отели были переполнены. В общем, все нормально. А сам Гран При Италии перевернул мое сознание в отношении поездок на Формулу 1. Итальянцы – сумасшедшие фанаты. Их эмоциями так заражаешься… У меня были стоячие места, у выхода из Параболики, недалеко от финишной черты. Вокруг меня были одни итальянцы. Выяснили, что я из России, пропустили в первый ряд, и все стали помогать разобраться в происходящем. Хотя никто из них не знал ни английского, ни русского, а я всего несколько слов по-итальянски. Но все всё понимали! Так, как болеют итальянцы, не болеет никто в мире! Шумахера постоянно сопровождал гул. Когда он приближался к нам, мы тоже гудели, кричали, шумели. Все семьдесят кругов. А стоило ему заехать на пит-стоп, болельщики хором считали секунды: «Uno, due, tres...». Мне вообще повезло. Италия, Монца. И – первая за восемь лет победа Феррари на родной трассе! Да еще когда за ее рулем сидел Михаэль Шумахер! По окончании гонки все стали перелезать через ограждение на трассу – и я тоже. Мы помчались к подиуму, и стоя там, скандировали: «Schumi primo! Schumi primo!». Когда я, вся в красном, с бейсболкой Ferrari на голове возвращалась в отель, ко мне подбегали люди, спрашивая: «Schumi primo?», на что следовал ответ: «Schumi primo!». Столько эмоций!

AG: Это и определило ваши дальнейшие действия?
- Это было первым шагом. Оказалось, можно отдыхать, совмещая посещение достопримечательностей новых стран и городов с тем праздником, который дает Формула 1. Тут есть все, чтобы люди три дня комфортно себя чувствовали. Здесь между болельщиками всегда корректные отношения, на одной трибуне могут спокойно сидеть или стоять рядом болельщики разных команд. Они не будут портить праздник враждой. Максимум – подшучивают друг над другом. Выпьют, скажем, немцы – болельщики McLaren пиво, сомнут пустую банку, и показывают нам: «Ferrari!». А мы им, указывая на финский флаг, который накренил воздушный поток пролетевшего низко вертолета: «McLaren!». И все смеются. Здесь болельщики разных команд, из разных стран могут вместе выпить пиво, сфотографироваться на память.

В 1998 году я поехала автобусный тур по Европе, и на обратном пути просто вышла в Голландии и поехала на Гран При Бельгии в Спа. С суммой наличными около 200 долларов. Еще не зная, что карточку заблокировали – был как раз тот самый августовский кризис. Тем не менее, мне удалось попасть на эту историческую дождевую гонку – затратив 60 долларов, хотя билеты в кассах на самые дешевые стоячие места стоили 260 долларов. А уж как на оставшиеся деньги добиралась через всю Европу домой…

Светлана Амеличкина

AG: Это происшествие вас не остановило?
- Конечно, нет! Уже в следующем, 1999 году на ГП Венгрии я впервые встретила соотечественника – до того мне казалось, что единственная из русских езжу на Гран При (позже оказалось – ошибалась). А после поездки в 2000 году в Австрию появилась идея создания сайта – виртуальный знакомый, Денис Левчук, сказал, что мои письма о поездках интересно читать. Собственно, с той поездкой в Австрию мне помог Денис – он жил в Москве и с турфирмами ему было общаться много легче, чем мне из Воронежа. Тогда же возникла мысль, что надо друг другу помогать. Передавать опыт новичкам, рассказывать что выгоднее – заказать билеты через Интернет, или купить его у входа на автодром, оформить поездку через специализированную фирму, или самостоятельно приобрести авиабилеты, где и как искать подходящий отель… Следить за различными акциями транспортных компаний, к примеру, Аэрофлота. Собственно, мы сейчас и оказываем информационные услуги такого характера.

Я взяла книгу о том, как сделать свой сайт, прочитала до двадцатой страницы и… сделала! На том уровне, на котором могла. Разместила отчеты и фотографии с Гран При и свои и моих новых друзей, с которыми я познакомилась через Интернет. На сайт стали заходить люди, побывавшие на гонках Формулы 1. Я им предлагала присылать для размещения фотографии и описание впечатлений от поездок.

AG: Путешествия на Формулу 1, естественно, продолжались?
- Безусловно, тем более, что в 2001 году я переехала в Москву. А в 2003 мы сделали первую совместную поездку – на Гран При Сан Марино. Продумали маршрут. Через минскую фирму заказали автобусный тур по Европе. Общие затраты за 11 дней составили около 350 долларов на человека. Дешевле на порядок, чем обычно! Были в Венеции, потом попали в Имолу, во время гоночного уик-энда съездили в музей Ferrari, на обратном пути проехали через Мюнхен, где посетили музей BMW. По эмоциональному накалу поездки, равной этой, когда рядом были единомышленники, ни у кого из нас ранее не было. Мы поняли, что ездить надо вместе.

AG: А как себя чувствовал сайт?
- К этому времени накопилось уже достаточно отчетов, и было решено сделать первый конкурс (теперь конкурс отчетов традиционный, ежегодный). Церемония награждения победителей была убыточным мероприятием. Но я ее все-таки провела, в конце февраля 2004 года в красивом зале, в хорошем отеле. Пригласили интересных людей, турфирмы предоставили призы – билеты на Гран При Испании, а поездку на Гран При Венгрии разыграли в лотерею. Приехали даже люди из других городов! Тогда возникла мысль об организации клуба.

AG: И вы ушли полностью в поездки на Формулу 1?
- Да. Где-то через полтора года я поняла, что не могу совмещать основную работу с этой деятельностью. Тогда и решилась превратить хобби в работу, и зарегистрировала фирму – с нуля, ничего не имея за душой. Беречь приходилось каждую копейку. По образованию я экономист по бухгалтерскому учету и аудиту, так что на бухгалтере тоже экономлю. Постоянно приходится думать, кому сколько должна, какие налоги требуется заплатить, и что еще нужно сделать. Зато третий год живу работой, которая мне безумно интересна, от компьютера меня, бывает, не оторвать по 24 часа в сутки! И понемногу компания становится на ноги.

AG: Чем конкретно занимается ваш клуб?
- Клуб объединяет тех, кто ездил на Формулу-1 или только мечтает на ней побывать. Содействует тем, кто отправляется на Гран При, особенно первый раз, помогает им находить единомышленников и друзей. Раздел «Попутчики» способствует тому, чтобы будущие путешественники смогли заранее познакомиться. Члены клуба, приехавшие на Гран При, собираются у стенда Toyota (это самый нейтральный стенд). Общаются, фотографируются. Я стараюсь помнить, кто где был, и если, скажем, мне говорят, что собираются на ГП Бахрейна (на котором я сама не была), при необходимости знакомлю с людьми, которые там были. Многие члены клуба стремятся собрать Золотой шлем, то есть побывать на всех Гран При Формулы 1 (у меня его, к сожалению, пока нет, «всего» 14 Гран При за 12 лет). Но Берни Экклстоун таким людям скучать не дает – в этом году, например, появляются две новых трассы, Сингапур и Валенсия, так что желающим получить Золотой шлем, есть куда расти. Мы организуем совместные просмотры Гран При в спорт-барах, где делимся впечатлениями и, обсуждаем и планируем новые поездки.

Светлана Амеличкина

AG: Как в реальности выглядит поездка на гонку Формулы 1?
- Формат поездок разнообразный. Кто-то ездит исключительно на гоночный уик-энд – с пятницы по понедельник. Есть те, кто совмещает поездку с командировкой. Многие планируют отпуск под Формулу-1. Можно поехать на ГП на своей машине и жить в кемпинге у трассы, можно прилететь и взять машину на прокат. Чаще всего останавливаются в отелях в ближайшем городе от трассы и добираются на машине, на общественном транспорте, или на муниципальных шаттлах (курсирующих на некоторых Гран При). Пятница – это свободные заезды, удобный день для осмотра стендов и павильонов, магазинов продажи формульной атрибутики. Кроме заездов Формулы-1 проводятся гонки «поддержки». Это младшие формулы, кубок Порше, иногда – гонки на исторических автомобилях. В субботу квалификация, а в воскресенье гонка, перед которой проходит парад пилотов, а на некоторых ГП – авиашоу. После посещения Формулы болельщики устают так, что понимают фразу: «Поездки на Формулу-1 не отдых, а тяжелый труд». Но этот праздник стоит любой усталости!

AG: Какие еще мероприятия есть у Вашего клуба?
- Мне нравится организовывать разные конкурсы, мероприятия. В Москве третий год на разных картодромах города мы проводим чемпионат по картингу среди членов клуба. В прошлом году у нас была акция «Война шумофилов и шумофобов». В одном из пунктов программы, к примеру, нужно было, чтобы шумофоб приводил примеры достойного поведения Шумахера, а шумофил – неприглядного. Все присутствующие оценивали, можно признать этот пример достаточно показательным, или конкурсант должен вспомнить что-то другое. А перед последней гонкой сезона 2007 года мы шаманили. Разделившись на команды, с помощью там-тамов, бубнов и других приспособлений, болельщики Хэмилтона взывали к духам, выпрашивая победу своему гонщику, болельщики Алонсо – своему, ну, а болельщики Райкконена, соответственно… После успеха поклонников Кими, я пожалела, что в 2006 году не шаманили за победу Шумахера!

AG: Что такое, по-вашему, Большой цирк – спорт или шоу?
- Спорт, тем более такой, как Формула 1 – это всегда и шоу тоже. Хорошо, когда имеется разумное равновесие между этими составляющими. Считаю, например, правильным, что Экклстоун заставил пилотов, когда их провозят на платформе перед гонкой, приветствовать зрителей, а то некоторые из них позволяли себе стоять спиной к болельщикам. Они публичные люди, и должны вести себя соответственно. Но в последнее время все очевиднее, что зрелищная часть начинает довлеть над спортивной, что тоже не радует. Порой видно, что ответы гонщиков и руководителей команд на пресс-конференциях заранее прописаны их PR-менеджерами. Нет уже той непосредственности, той эмоциональной открытости, что была еще даже десять лет назад. Видно это и на трассе. Я плакала после Гран При Австрии в 2002 году, когда Барикелло получил приказ из боксов пропустить Шумахера. Потом Михаэль оправдывался, что он, мол, не успел подумать в тот момент. Удивительно – еще в субботу, когда Рубенс по результатам квалификации оказался на поуле, я подумала о возможности такого развития ситуации, а Шумахер – нет. Мне было не по себе от того, что кто-то живет по моральным принципам, отличающимся от моих. Позже мне объяснили, что глупо требовать от людей, родившихся и выросших в иной среде, в иной стране, получивших иное воспитание, моральных оценок, сопоставимых с моими. Порой приходится принимать чужие правила игры. Ничего не поделаешь. Это игра Берни, он делает на этом деньги, а мы – потребители.

AG: Сами водите машину?
- Машины водить безумно люблю, но, несмотря на 10-летний стаж, вожу их ужасно. Для меня автомобиль – и дамская сумочка, и деловой портфель, и косметичка, и неприступная крепость, и все-все-все. У моей машины два признака – самая чумазая, и плохо припаркованная. Крашусь, естественно, в пробках. Понимаю, что ездить на метро быстрее, удобнее, надежнее (и когда надо куда-то действительно поехать срочно – пользуюсь им, конечно). Но сидеть самой за рулем – это что-то! Само собой, в автомобилях не разбираюсь, чинить их не умею, даже в мастерские обращаться панически боюсь – еду туда только когда уже выхода нет. Если что серьезное – обращаюсь к знакомым или еду к брату в Воронеж.

AG: Как родные и близкие относятся к вашим увлечениям?
- Родители, близкие, друзья поддерживают меня во всех моих начинаниях. В конце восьмидесятых годов я была вожатой в пионерском лагере «Звездочка». Вот мама и говорит, что я осталась той самой вожатой. Люблю организовывать всякие конкурсы, типа «А ну-ка, девочки!», или нечто в этом духе. Наверное, так оно и есть, мы идем по спирали, и мой клуб этот – та же «Звездочка», но уже на другом витке.