18 Июля 2017 г.    $ 59.07 (-0.81)    € 67.62 (-0.74)

Асхат Калбаев: Фронтмена «Кино» мог бы сыграть Безруков

Лидер группы «Виктор» рассказал AG о немеркнущей славе Цоя, о том, почему дети шести-семи лет слушают музыку группы «Кино», и почему необходимо идейно наследовать рок-легенде, а не просто подражать ей.

AG: Асхат, скажите, это ваш первый приезд во Владивосток?

– Нет, первый раз мы отыграли два концерта в Yellow Submarine в 2011 году. Нам очень приятно повторно оказаться в этом городе.

AG: Почему вы ориентированы именно на творчество Цоя, а не, например, на музыку ныне незаслуженно забытых Майка Науменко и Александра Башлачева?

– Я, может быть, скажу неприятную вещь в адрес поклонников творчества Науменко и Башлачева, но время говорит само за себя. Прошло уже 23 года со дня смерти Виктора Робертовича, но он так и остался непревзойденным. Как ни парадоксально, с каждым годом его популярность только растет. Музыка Баша и Науменко была больше протестной, как тогда ее называли в СССР. Мне кажется, что это неверная формулировка рок-н-ролла. Цой пел о жизни, что лично мне очень близко. Я считаю себя единомышленником Виктора Робертовича, не подражателем его творчества, а продолжателем. Тоже пою о жизни, а не протестую.

AG: Цой немало заимствовал для своего творчества из западной рок-музыки того времени, а как развиваетесь вы?

– Если сравнивать в музыкальном плане, то в плагиате нас уличить невозможно, поскольку мы знаем, что такое музыка и как ее играть. В то же время есть некая атмосфера стилистики Цоя, который профильтровал через себя множество материала, современного ему. У нас, в свою очередь, и есть эта атмосфера группы «Кино».

AG: Виктору Цою очень многие сейчас подражают на сцене, взять того же Сергея Кузьменко (Рома Легенда из кинофильма «Шапито-шоу»). Что можете сказать о своих коллегах по цеху?

– Сейчас мы работаем с Юрием Владимировичем Белишкиным, ветераном и легендой питерского рока, который был первым директором группы «Кино». Он прожил немаленькую жизнь, повидал много музыкантов и считает нас единственными верными продолжателями дела Цоя. При этом мы работаем с ним на доверии, без коммерческой основы и какой-то выгоды. А если человек выступает на телевидении, вроде развлекательной программы «Большая разница», то мне становится несколько обидно за фронтмена «Кино», он этого не заслужил.

AG: В вашей дискографии особняком стоит пластинка – трибьют знаменитой вещи рок-легенды «Звезда по имени Солнце». Почему вы выбрали именно ее?

– «Звезда по имени Солнце» записывалась зимой 1989 года на студии Валерия Леонтьева в Москве. Кстати, это единственный альбом, который был записан музыкантами при Белишкине. И Юрий Владимирович попросил нас сделать что-то вроде трибьюта этой пластинки. Ему казалось очень символичным, что спустя более чем двадцать лет после смерти Цоя группа «Виктор» перезапишет этот культовый альбом. Мы не привнесли в запись ничего нового, поскольку Цой – самодостаточная величина. Мы не преследовали цели переплюнуть рок-легенду, а просто хотели достойно почтить его память. Считаю, что нам это удалось.

AG: Как поклонники группы «Кино» реагируют на вас на концертах? Вы же не исполняете только его песни?

– Поначалу у зала может возникнуть недоумение, которое длится две-три песни. А потом с публикой устанавливается некий контакт, потому что мы очень честно исполняем материал, без кривляний. Какие мы в жизни, такие и на сцене. И видя это, люди принимают нас и проблем с взаимопониманием уже не возникает.

AG: Позволяете фанатам подпевать вам?

– Конечно, более того, 99 процентов публики прекрасно знают песни «Кино», поэтому я всегда предлагаю людям присоединяться к нам, что они с удовольствием и делают.

AG: Насколько фигура Виктора Робертовича не заслоняет вас как автора? Ведь согласитесь, есть соблазн исполнять песни только Цоя, забросив помыслы о собственной музыке.

– В прошлом году был юбилей певца, и мы подготовили специальную программу, которую также услышал и Владивосток. В Москве к нам присоединился бывший гитарист «Кино» Юрий Каспарян, который выступал с симфоническим оркестром, а потом на сцену вышли друзья Виктора Робертовича, например, спела группа Brazzaville. В качестве ознакомления мы предлагаем слушателю две-три своих песни, чтобы люди не подумали, что мы выезжаем исключительно за счет Цоя. Тем более, нужно понимать, что, несмотря на музыку, мы очень разные с Виктором Робертовичем. Он был закрытым и замкнутым, а я, наоборот, открытый и общительный.

AG: Какова тематика вашего творчества?

– Мы по-хорошему оторваны от окружающей реальности. Я никогда не думал о тематике и даже не знаю, как рождаются мои песни. Они просто возникают, когда в этом есть необходимость. Насильно заставлять появляться строчки я не могу.

AG: Сейчас кинематографисты обратили внимание на фильмы про музыкантов. Пробный шар был про Владимира Высоцкого. На ваш взгляд, нужен такой фильм про Цоя и готовы ли вы записать к нему саундтрек?

– Если отвечать на вторую часть вопроса, то однозначно да. Картина про музыканта тоже нужна, только я не знаю, кто бы мог сыграть на экране Виктора Робертовича. Признаться честно, сам бы при возможности точно не взялся. Если это, конечно, будет очень хороший актер типа Сергея Безрукова, который при подготовке к роли руководствовался информацией от людей, знавших музыканта изнутри, может что-то получиться. Главная беда и ошибка многих групп, исполняющих песни Цоя, заключается в том, что они делают простую кальку с его творчества. А у Виктора Робертовича был очень богатый внутренний мир, и прежде всего музыканта надо понять там, а потом уж заботиться о внешнем сходстве с оригиналом. А ведь некоторые даже пластические операции делают, чтобы быть похожими на Цоя. Актеру придется также перелопатить кучу материала, чтобы понять, кем был Виктор Цой.

AG: Что из творчества «Кино» вам интереснее играть? Есть любимые вещи?

– Лично мне Цой нравится больше в зрелом возрасте, начиная с альбома «Группа крови». Там он определенно нашел себя. Многим импонируют ранние вещи музыканта, начиная с диска «45». Но, повторяясь, отмечу, что во многом Виктор Робертович пришел к гармонии в творчестве в зрелости – нашел и определил свой фирменный голос, мелодию и внешний вид. Именно таким уверенным я его и воспринимаю.

AG: Если бы Виктор Робертович дожил до нынешнего дня, ему было бы о чем петь?

– Безусловно, поскольку Цой – это нераскрытый цветок, который слишком рано обрезали.

AG: Я к тому, что сегодня многие старые рокеры превратились по сути в свадебных генералов.

– Цой таким бы точно не стал. Он был гениален практически во всем. При всем моему уважении к Гарику Сукачеву, Юрию Шевчуку, Борису Гребенщикову и остальным музыкантам того поколения, я не знаю, кого можно назвать наравне с Виктором Цоем. Например, когда он сыграл в «Игле», то сразу же получил по итогам киногода звание лучшего актера Советского Союза. А ведь тогда фильмы не получали такой бешеной раскрутки, как это принято сейчас. Юрий Кинчев тоже пробовал засветиться в кинематографе, снявшись во «Взломщике», но лавров Цоя так и не снискал.

AG: То есть фраза «Цой жив» определенно не лишена подтекста?

– Он жив потому, что почти каждый из нас так или иначе поет его песни. В качестве примера можно привести кумира Виктора Робертовича – Брюса Ли. Сейчас стоит заглянуть практически в любую точку мира и спросить, кто это, и найдется мало людей, которые не ответят вам на этот вопрос. В случае с Цоем нужно брать бывший Советский Союз. Виктора Робертовича и «Кино», как ни странно, знают и помнят, несмотря на то что музыкант прожил всего 28 лет. Это сегодняшние рокеры живут много. Шевчуку и Кинчеву сейчас за 50, но далеко не в каждой глубинке вам расскажут о том, кто эти люди. Ситуация с Цоем совершенно иная. Он был явлением. С каждым годом появляются дети в возрасте шести-семи лет, которые сами начинают слушать «Кино» без чьей либо подсказки. Это нам прививали современный рок, а они находят Цоя интуитивно сами, прекрасно ориентируясь в огромном количестве музыки. Таким чудесным образом дети становятся поклонниками группы «Кино», и их трудно обмануть. Они хорошо чувствуют искренность Виктора Робертовича, и это удивительно.

Справка AG:

Группа «Виктор» образована в 1995 году. За это время сменила несколько составов. Бессменный солист Асхат Калбаев считает себя единственным идейным подражателем Виктора Цоя, исполняя как песни группы «Кино», так и материал собственного сочинения.