19 Ноября 2019 г.     0.00 ()     0.00 ()

Иван ПанфиLOVE: «Представителя шоу-бизнеса из меня не вышло, остался творцом»

Один из хедлайнеров владивостокской рок-сцены Сергей Шагин, более известный во Владивостоке и за его пределами как Иван Панфилов, стал реже сочинять музыку и на время переквалифицировался в телеведущие. Однако и про свое основное призвание музыкант не забывает. Совсем недавно Иван записал новый клип на песню «Не зря». AG расспросил Панфилова о его сегодняшней жизни, чтобы узнать, насколько она отличается от его бурного рок-н-ролльного прошлого.

Справка AG
Сергей Шагин aka Иван Панфилов. Известный владивостокский музыкант, лидер одноименной рок-группы. Автор таких хитов местного значения, как «Море воды», «Бессмысленны слова» и «Молодость». Помимо этого, долгое время вел авторскую передачу о Приморье на ОТВ, успешно пробует свои силы на радио.

AG: В сети анонсировали ваш новый клип на новую песню «Не зря» (эпистола к Богу). О чем она, легко ли писался текст, навеян ли чем-то из жизни?
– На мой взгляд, это мелодичная баллада в стиле влад-рока. Полагаю, содержание данной композиции вправе примерить на себя каждый второй житель Владивостока. Что и говорить, девушки в городе шикарные, так что грех не влюбиться. Главное – вовремя включить голову. А песни появляются тогда, когда это суждено свыше.

Иван ПанфиLOVE: «Представителя шоу-бизнеса из меня не вышло, остался творцом»

AG: Может ли сегодняшний Иван Панфилов назвать себя рокером – как по текстам песен, направлению творчества, так и по образу жизни?
– Прежде всего, я рок-музыкант. Ну а как же, не бард ведь. И по образу мысли, бесспорно, рокер. Как гласит семейная легенда, первое слово, которое я произнес в люле, было «рок».

AG: Что, на ваш взгляд, сегодня собой представляет владивостокский рок? И вообще, верно ли то, что он «действительно мертв»?
– Сегодня он переживает очередной виток в своем развитии. Когда я посещал отборочные туры фестиваля Emergenza 2012, я увидел большое количество ярких групп из портового города. Хотя, на мой взгляд, в конце 1990-х владивостокская сцена была более уникальной: «Тандем», «Мексиканские пчелки-убийцы», Олеся, «ИВАН ПАНФИLOVE» – каждый из этих коллективов был хедлайнером городских и краевых мероприятий. А нынешние коллективы – достойное продолжение нашей смены. Пока есть такие, как мы, рок жив.

AG: Находите ли вы место для политики в своем творчестве?
– Я скорее аполитичен. Для меня рок-музыка – не инструмент протеста, а скорее индустрия развлечения. Я был рожден в 1970-е, когда рок из бунтарского движения 1960-х воплотился в пестрое и захватывающее представление. Но чтобы до конца быть откровенным, скажу, что все же ходил на выборы, так как мне небезразлична судьба моей страны.

Иван ПанфиLOVE: «Представителя шоу-бизнеса из меня не вышло, остался творцом»

AG: Земфира недавно объявила, что берет годовую паузу молчания – никаких интервью, песен. Не возникало ли у вас подобного желания и насколько сегодня музыкант может позволить себе подобное? Если человек не записывает новую музыку, не сочиняет, остается ли он музыкантом?
– Полагаю, что это скорее больше вопрос финансовой независимости. Творческий человек – это состояние души, ни на кого не похожий ход мысли и образ жизни. Именно поэтому мы и восторгаемся гениальными людьми, а точнее тем, что они создали. Ни в коей мере не претендую на вышесказанное. Земфира гениальна, и она может позволить себе все что угодно. Я же простой смертный, пытающийся выжить в безбрежном океане оголтелого совкового капитализма.

Что касается музыкального материала, интеллектуальной собственности, то по себе могу сказать – этот процесс невозможно контролировать или отслеживать. В противном случае это уже шоу-бизнес. И это не комплимент. Я помню, когда в Первопрестольной пытался сотрудничать с одним небезызвестным лейблом, его менеджер четко мне сформулировал: «Иван, когда ты сочиняешь один, то это творчество. Когда же мы работаем вместе – уже бизнес. Будь добр принять эти правила». Или вот еще, как-то видел интервью Михаила Танича, и он говорил: «Я, когда просыпаюсь, каждое утро, сажусь за письменный стол и куплет-полтора пишу регулярно». Прикинь!? Короче, представителя шоу-бизнеса из меня не вышло, я так и остался творцом.

AG: На ОТВ с успехом прошел цикл ваших передач про Приморский край. Что лично вам дал этот проект, помимо путешествий?
– «Приморье With Love – Панфилов’s Story», по-моему, действительно удивительный проект. Кто бы мог подумать, что выйдет такая история длиной в два года. Это, пожалуй, были самые насыщенные впечатлениями два года моей жизни. Встречи с уникальными людьми, счастье побывать в необыкновенных местах. Я благодарен судьбе, что имел возможность испытать подобный experience в качестве телеведущего. Да еще совершить такое благое дело, как воспитание патриотических чувств у телевизионной аудитории. Думаю, руководство канала совершает громадную ошибку, закрывая данный проект.

AG: Расскажите о вашей работе на радио. Способны ли радио и телевидение чем-то качественно иным привлечь свою аудиторию?
– О моей работе на радио пока говорить еще рано. Время покажет. Не думаю, что с появлением Интернета радио и телевидение исчезнут из нашей жизни. Это те составляющие современного темпа жизни, без которых уже никуда не деться, хотим мы того или нет. В конце концов, театр никуда ведь не исчез с появлением кино и телевидения.

AG: Чувствуете ли вы себя популярным во Владивостоке? Вообще, насколько творческому человеку это необходимо?
– По-разному, но чаще, конечно, да. Я вижу это в глазах прохожих. Но не скажу, что испытываю от этого колоссальный кайф. «Звездняк» произвел на меня свое тлетворное влияние. Сначала в перестройку, в конце 1980-х, я был участником рок-клуба и играл в своей юношеской группе «Рваные Вены». Позже, в армии, в качестве музыканта оркестра испытал своего рода похожие ощущения. Затем основной удар, конечно же, пришелся на конец 1990-х с появлением такого бренда, как «ИВАН ПАНФИLOVE», пожалуй, самого главного детища в моей жизни, где я и пустился во все тяжкие, ну, или почти во все. Я даже вывел своего рода такую аксиому: «Любой человек, выходящий на подмостки перед какой-либо аудиторией и срывающий овации, меняется автоматически». Формула его крови моментально становится другой. Именно это и называется «звездная болезнь». И что самое удивительное, переступить через это никто не в силе. Правда, цепляет всех по-разному, в той или иной степени. И, несмотря на все, полагаю, что это очень и очень необходимо человеку творческому (или считающему себя таковым).

Иван ПанфиLOVE: «Представителя шоу-бизнеса из меня не вышло, остался творцом»

AG: Если бы на голосовании по выбору неофициального гимна Владивостока было представлено две песни – «Море воды» и «Владивосток 2000», как думаете, чья кандидатура набрала бы большее количество голосов?
– Бесспорно «Море Воды» (улыбается). А если откровенно, то «Владивосток 2000» – песня федерального, что ли, значения. А «Море Воды» – своего рода взгляд изнутри, со всеми его проблемами и обстоятельствами. То есть без прикрас. Песня, написанная человеком о месте, в котором он живет и счастлив сему обстоятельству. А какая композиция наберет большее количество голосов – это уже вопрос к публике.

AG: Насколько важно в творчестве определенное соперничество?
– Соперничество бесспорно важно. Полагаю, что в нем и есть основной двигатель гордыни – одного из пороков, коим, на мой взгляд, больны все творческие люди.

AG: Если вы станете почетным жителем города Владивостока, то что сразу предложите администрации города в качестве возможных изменений? И кем может стать Иван Панфилов через десять лет?
– Если бы я стал почетным жителем Владивостока, то предложил городской администрации ввести всевозможные льготы для пенсионеров и малоимущих. Например, те же социальные карты, как у москвичей. С их использованием обеспечивается удобство реализации прав на льготный проезд в общественном транспорте города (автобус, троллейбус, трамвай) и края, пригородном железнодорожном сообщении. Социальная карта позволяет обеспечить удобство и безопасность получения пенсий, стипендий, субсидий, пособий, городских выплат и собственных средств. С ее помощью можно оплачивать различные услуги, в том числе жилищно-коммунальные, налоги, рассчитываться за любые товары в магазинах. Иными словами, это существенно поможет улучшить и облегчить жизнь наших горожан. Вот сейчас посмотрел на свои советы администрации города и подумал, что через десять лет Иван Панфилов вполне может стать депутатом.

AG: Насколько для вас сегодня изменился Владивосток?
– За годы жизни здесь с полной уверенностью могу ответить, что город изменился кардинально. Особенно за последнюю пару-тройку лет, что видно даже невооруженным взглядом. Конечно, остались места, с детства не тронутые цивилизацией, правда, их все меньше и меньше. И те, которые остались, пусть будут неизвестными широкой публике.

Иван ПанфиLOVE: «Представителя шоу-бизнеса из меня не вышло, остался творцом»

AG: Бывало ли так, что вы слышали где-нибудь исполняемые на улице собственные песни? Если бы так было, присоединились бы к компании и спели бы лично?
– Естественно, я слышал их и в подземных переходах, и на улицах, и около подъездов. Но желания присоединиться не испытывал. Без ложной скромности скажу: свои песни, услышанные на улице, уже не считаю в полной мере своими. Ибо я лишь проводник между Создателем и моими поклонниками. Аплодисменты, браво, бис!

AG: Есть ли у вас автомобиль?
– Автомобиля у меня нет, но был много лет назад, пока не понял, что выпившим я появляюсь гораздо чаще, чем трезвым. А пьяный за рулем, как известно, преступник. Я же привык жить в ладу с законом. С тех пор вот «безлошадный». Хлопотное это дело, знаете ли, иметь метлу под задницей. Особенно когда на дорогах столько дикобразов, которые управляют транспортным средством аналогично.