18 Июля 2017 г.    $ 59.07 (-0.81)    € 67.62 (-0.74)

«Стройка века»: год спустя…

Строительство объектов форума АТЭС – 2012 навсегда войдет в историю Владивостока. И не только колоссальными финансовыми вливаниями в приморскую столицу и появлением в городе долгожданных мостов, но и невиданным прежде количеством скандалов. Пропажа средств, злоупотребления на всех уровнях и крайне низкое качество выполненных работ привели к тому, что форум, призванный показать миру (или хотя бы его азиатско-тихоокеанскому сектору) экономическую мощь и величие России, продемонстрировал как раз обратное. Впрочем, сказать, что такой финал стал неожиданностью, едва ли возможно. Читатели AG несомненно помнят неожиданное интервью, что дал нашему журналу директор Института международного бизнеса и экономики ВГУЭС доктор экономических наук, профессор Александр Латкин (AG №8, 2012). Прозвучавшее резким диссонансом на фоне победных реляций пресс-центров компаний-подрядчиков, оно было наполнено самыми мрачными пророчествами и прогнозами, основанными на чистой логике и законах экономики. Которые даже в России безнаказанно нарушать не получается. Спустя год мы вернулись к разговору с Александром Павловичем на ту же тему…

Александр Латкин, доктор экономических наук, профессор

AG: Прошел год. Как бы вы сформулировали результаты форума – сбылись ваши надежды или оправдались ваши прогнозы?

– Оправдались прогнозы. Они были и оптимистичные, и пессимистичные. Но в целом все оправдались.

AG: АТЭС, как известно, свей целью ставил серьезные макроэкономические задачи…

– …но, к сожалению, самая главная макроэкономическая задача, которая ставилась, – резкое привлечение притока иностранных инвестиций в экономику Приморского края – не была решена. Более того, как я и предполагал, надежда на то, что мосты, дороги, аэропорт, очистные сооружения коренным образом изменят инвестиционный климат края и придадут ему инвестиционную привлекательность… Эти надежды оправдались лишь частично. Но что необходимо подчеркнуть, так то, что наши зарубежные партнеры (в первую очередь Республика Корея, США) в течение этого года приезжают и позитивно оценивают тот факт, что у нас хороший аэропорт, хорошая автострада. Но что они оценивают позитивнее всего, так это наше измененное отношение. То есть мы на уровне региональной власти стали более активно заниматься привлечением иностранных инвестиций. В этом направлении созданы экспертные советы при администрации Приморского края, мы проводим совещания, встречи на всех уровнях… Тут надежды оправдались. Но что касается главного результата, то за этот год к уровню предыдущего приток иностранных инвестиций в экономику Приморья, по официальной статистике, снизился почти в два раза.

AG: С чем бы вы связали такой эффект?

– На это, с моей точки зрения, влияют негативные последствия строительства объектов саммита. Да, мы достигли обратного эффекта и сами в какой-то степени инициировали такую оценку. Владивосток благодаря саммиту АТЭС стал узнаваемым во всех уголках планеты. Но ведь даже на уровне нашего правительства выступает, к примеру, Дмитрий Медведев и говорит: «Как это так – не успели сдать автостраду, как обрушилась подпорная стена…» Да мы и сами все видели: то там рухнуло, то здесь рухнуло… И уже сегодня главный въезд в районе Дома переговоров на станции Санаторной закрыт. Потому что там катастрофическая ситуация и ездить просто опасно. Но самый яркий пример – «Аэроэкспресс». Ладно, аэропорт мы построили. Пусть он и не полностью загружен, но он стал более уютным, просторным. Но результаты работы «Аэроэкспресса» спустя год – 100 миллионов рублей убытка! А я ведь еще год назад предупреждал: нельзя так деньгами распоряжаться! Как результат – уже возникла проблема дотаций, дотаций из бюджета Приморского края. А это значит, из нашего кармана. Третье – это две гостиницы. Сделана оценка их загруженности и, судя по ней, срок окупаемости… 58 лет. Подытоживая все сказанное (и это мнение не только мое), хочется сказать, при таких огромных деньгах, которые были выделены (680 млрд рублей!), конечно же, можно и нужно было сделать лучше.

«Стройка века»: год спустя…

AG: Что именно, где?

– В связи с этим главное, на что обращается внимание, – инфраструктура внутри города. Пришла весна – все разбито, проехать невозможно, везде мусор, пробки только увеличились. А ведь скоро наступят летние месяцы, появятся отдыхающие, приедут гости из других регионов. А еще и пенсионеры со своими «Москвичами» и «Жигулями» выедут на улицы города, и дачники… Я просто не представляю, что здесь будет. При большей продуманности надо было бы строить сразу и дорогу от Эгершельда по Амурскому заливу. И проект этот есть, он обсуждался — в паре с дорогой Де-Фриз – Патрокл, которая сейчас есть. У нас было бы все очень неплохо. И если говорить о макроэкономических показателях, то 2012 год показал (и это я тоже предвидел), что вслед за всплеском «у нас все здорово», за этой видимостью благополучия придет пора и мы «просядем». И действительно, темпы экономического развития стали ниже.

AG: Надо ли понимать, что денег из центра ждать не следует?

– Прежде всего, нужно уточнить, что когда мы говорим о Москве, то речь идет не об инвестициях, но о государственном финансировании. Поскольку инвестиции – вложения с целью получения прибыли или достижения социального эффекта. То, что происходило при подготовке к саммиту, – это все же государственное финансирование, поскольку при окупаемости 58 лет ни один частный предприниматель не стал бы вкладываться. Так вот, что касается государственного финансирования, то, безусловно, у наших федеральных чиновников есть все основания сказать: все, что могли, мы для вас сделали. И значит, если у вас лопается дорога, решайте вопросы с ремонтом сами. И значит, тех денег в большом объеме ожидать не стоит. Хотя есть федеральная программа до 2025 года, где ожидается серьезное финансирование. Но уже сейчас говорят о проблеме поиска этих ресурсов.

AG: Самый спорный объект саммита – Дальневосточный федеральный университет. Целесообразность его строительства была сомнительной еще на этапе проекта, но он построен. Что от него все же можно ожидать?

– Надо сказать, что у нас уже два года благодаря федеральному университету идет огромный набор студентов на коммерческое обучение. Можно даже говорить о резком (!) скачке интереса к ВГУЭС. Более того, мы видим, как в процессе учебного года к нам переходят студенты из ДВФУ. Они уже намаялись этой дезорганизованностью, срывом множества лекций, уровнем преподавания… Остаются и будут поступать туда в этом году те, кого привлекает обилие бюджетных мест, проще говоря – малоимущие. И я как гражданин страны, как налогоплательщик, на деньги которого строился этот университет, сожалею о потраченных на это дело средствах. Я работаю в высшей школе более 40 лет и понимаю, что намеченных результатов, намеченного эффекта в ближайшие 5-10 лет мы не увидим. А может, не увидим никогда!

«Стройка века»: год спустя…

AG: На чем основаны ваши столь пессимистичные прогнозы?

– Во-первых, федеральный университет еще не сдан. Через год после сдачи! Состояние зданий и сооружений плачевное. Сейчас в университете разработана программа «Розетка», поскольку (по словам самих преподавателей) из 40 тысяч розеток в наличии только 6 тысяч. Это говорят мои коллеги, кто приехал туда смотреть свои рабочие места. Второе – нет пресной воды, а это уже проблема глобальная. Но, с другой стороны, есть жесткое указание в ближайшие два-три месяца всех переместить туда. И уже пошел поток преподавателей, кто туда ехать не хочет. И ведь вроде все красиво: есть мост, сел, доехал, маршрут организован… Но в реальности не все так гладко, поскольку детально все не изучено, не проработано. Предположим, люди живут на Второй Речке (не говоря о том, что многие живут за городом). Как добираться? Своей машиной? Начнется сентябрь, и огромный поток машин (а по планам должно быть около 15 тысяч студентов) должен как-то пройти в ту сторону. А те, кто не имеет машины, – им еще сложнее. Им надо с Океанской на автобусе или электричке доехать до центра города, потом пересесть на автобус и по пробкам уже добираться до кампуса на о. Русский. Для тех семей, где нет денег и их доход ниже прожиточного минимума, это не причина – их дети поедут. А вот для тех, у кого есть свобода выбора (университет на острове или университет во Владивостоке или Москве), – они, конечно же, примут решение. И не в пользу острова. Но есть еще одна беда, которую мы прогнозировали. Университет создается как центр международного уровня. И надо признать, много для этого сделано – в структуре университета масса международных департаментов (это, наверное, интересная статистика, сколько сотрудников университета за наши бюджетные деньги летают за границу). Все для того, чтобы в университете учились иностранные студенты. И плановая цифра не 300-400 человек, а на порядок больше. И не из Китая, а из Японии, Новой Зеландии. Так вот, я боюсь, что эта цифра будет провалена.

AG: Насколько сложным, по вашему мнению, окажется организация учебного процесса?

– По радио прозвучала цифра: на остров в ближайшие два-три месяца нужно перевезти объем порядка 200 железнодорожных вагонов. Это оборудование, книги, приборы… А ведь это все нужно разместить, собрать, настроить! Потребуется немало усилий, чтобы наладить в университете полноценную студенческую жизнь – доступный Интернет, отдых, кафе, клубы. Этого ничего нет. А ведь, что обидно, предложения толковые были. Лично я был категорически против строительства университета на острове Русский и предлагал, что если уж создавать кампус, то нет лучшего места, чем в районе Академгородка. Все в городе, действующие институты – все рядом, да и солнце. А сегодня мы в мире родили такую поговорку: «Русский остров вошел в историю мировой цивилизации уникальными фортификационными сооружениями невиданного масштаба. И он же вошел в историю тем, что последним построил такой могучий кампус». Поскольку мир давно идет другим путем, использует новую технологию образования – дистанционную. И сейчас такая структура не нужна, ей просто тяжело будет управлять.

AG: Перейдем к вопросу эксплуатации объектов. Год назад вы делали весьма неутешительный прогноз по части мостов, дорог, университета, театра. Год прошел…

– Очень печально, что я опять оказался прав. Но рано говорить об эксплуатации, эти объекты еще нужно доделать. Ведь это же непорядок, что мы едем по дороге несколько километров и нет ни одного съезда, ни одной площадки, нет возможности развернуться (если ехать по низководному мосту, то вернуться можно только через поворот в районе поселка Новый). А на тех развилках, что все же были сделаны, нет нормальных понятных указателей. И потому первая часть – довести все до ума. А потом возникает вопрос поддержания всего этого хозяйства в надлежащем состоянии. И мы уже видим, как начинают кое-что ремонтировать, в частности разделительную бетонную полосу за городом. Надеюсь, что еще год-два все это будет работать. А что потом…

AG: Можно ли говорить о том, что форум АТЭС при всех его благих намерениях большинство вопросов не решил?

– Ну отчего же?! Он решил вопрос о звучании города Владивостока, это очень важно! Но нужно ведь подкреплять. И все бы складывалось хорошо, если бы все было сделано, как и намечалось. А мы намечали, что через год после начала АТЭС сдаем в эксплуатацию нефтеперерабатывающий комплекс, две верфи, завод по сжижению газа и еще кучу других объектов. Но мы ведь ничего этого не сдали.

AG: Не могу не спросить очевидного. Сочи-2014 уже через год. Вы никаких аналогий между этими двумя гигантскими стройками не проводите?

– Мне даже кажется, что наш проект был пилотным. И очень может быть, что «на костях» наших ошибок там ситуация будет получше. Во всяком случае, хотелось бы в это верить. Ведь, если эти ошибки не учтут, они просто все повторят…