6 Декабря 2019 г.     0.00 ()     0.00 ()

Марианская впадина. Уникальная глубина планеты

Думаешь, море, вода в котором всегда (и зимой, и летом) 27 градусов – это мило и приятно? Не факт. Знаешь, была такая история, когда некий природоохранный комитет Организации Объединенных Наций взял и назвал Северные Марианские острова самым стабильным местом на планете по температуре воды – там всегда 27 градусов, причем на глубинах метров до 50.

Заметь, что любой здравомыслящий человек задаст тебе и себе вопрос: «А откуда температура 27 градусов на глубине 50 метров?!»

Причем имеющим значение будет число 50, а не 27. И надо будет ответить ему (потому что все равно позже узнает), что Северные Марианские острова – верхушечная часть самого глубокого места на планете Земля, Марианской впадины. Представь себе, ты на острове, где в небольшом расстоянии от берега оказываешься над водной пропастью в 11 тысяч метров! Если ты не умеешь плавать и создашь себе возможность захлебнуться в этом месте, то твое красивое тело с забитыми водой легкими не доплывет до дна в первозданном виде; мягко говоря, то количество горизонтов давления, которое имеется в этом месте, исказит твою утопшую сущность до полного неузнавания. И другого подобного места на планете нет!

Видимо, потому нация, изобретшая харакири, предпочитает посещать Сайпан количествами, достойными для исторических хроник о варварских нашествиях. Правда, скажу тебе честно, статистики о самоутопленных потомках самураев на Сайпане у меня нет; могу сказать только, что приезжает их туда ежегодно 600 тысяч. Подозреваю, что и возвращается назад примерно столько же.

Но знаешь, насколько впечатляет дайверский маршрут из наземного грота («гротто») через пещерные выходы в океан и перемещение к глубоководному лабиринту над пространством в 110 метров! Доберешься до мглы на глубине 25-30 метров, когда над головой гранитный свод, и счастлив! Потому что вот дно, вот потолок, если и не выберешься, то можно крестиками пометить место твоей героической и безрассудной гибели. А вот бездну не пометишь… Спящие тунцы и барракуды в темноте дальних закоулков будут выглядеть вполне достойной процессией для желающего вырвать загубник.

Отходя в сторону от черного юмора, скажу, что Сайпан – место, достойное для испытания человека, который хочет сказать самому себе: «Я видел и перетерпел это».

Видели и перетерпели это тысячи американских и японских солдат и офицеров, яростно топя друг друга в 1944-м. Соседний с Сайпаном остров Тиниан стал аэродромом для двух самых знаменитых авиарейсов ХХ века: Тиниан – Нагасаки, Тиниан – Хиросима (август 1945 г.). Все знают о конечных пунктах и результатах этих полетов, а откуда взлетали и куда возвращались герои атомного холокоста, знаешь? Теперь узнал, и мне приятно, что я сообщил тебе что-то новое.

Добавлю, что поклонникам археологического дайвинга есть что посмотреть на Сайпане. Не египетские муляжи якобы римских трирем, а реальные следы той действительно одной из самых трагических и кровавых битв Второй мировой. Затонувшие истребители, бомбардировщики, крейсера, подводные лодки и даже танки оказались так далеко от транспортных схем сбора металлолома, что до сих пор покоятся на дне в первозданном виде. Предупрежу, однако, что поднимать на лодку гранаты и ленты для крупнокалиберных авиационных пушек не рекомендуется: имелись факты самопроизвольного взрыва этих устройств, мирно пролежавших под водой 60 с лишним лет. Как сказал один мой приятель: «Сначала японцы делали снаряды, а потом «Тойоты» – гарантия надежной работы». А местные жители беспокоятся о другом: военная архаика лежит на верхних склонах Марианской впадины и все, что мало-мальски весит, уже сползло на глубины, недоступные для легких водолазов. Дюралевые стойки, винты самолетов, сгнившую резину шасси еще можно увидеть под водой, а стволы крепостных орудий – уже лишь в музее наверху.

Жизнь наверху, кстати, очень удобна для русского путешественника, как правило, не обремененного знаниями разговорных формул иностранных языков. На Сайпане – все иностранцы. Китайское влияние в XIX веке, японское – в XX, завезенные японскими милитаристами корейские чернорабочие для строительства подземных катакомб, американские победители после 1944 года – все они оказали свое влияние на удивительный интернациональный котел на Сайпане. Так, наверное, через пару сотен лет будет выглядеть человечество в целом. Не хочешь ждать 200 лет, хочешь чувствовать себя равноправным гражданином мира – езжай на Сайпан.

Остров, который находится под официальным дипломатическим и военным протекторатом США, имеет всего два ресторана американского стейк-стиля. Зато десятки (именно десятки!) суши-сашими-баров, корейских кимчи-стоек, китайских лапшевен. Видел даже русский кабак, не зашел – жарко для водки и борща.

В большинстве гостиниц работает русский стафф, в Pacific Island Club – целая диаспора с Сахалина, всегда все разъяснят и покажут. Владивостокский дайв-клуб «Speedy Turtle » уже второй десяток лет работает на Сайпане, их дайв-мастера всегда поймут, что настоящему русскому путешественнику нужно.

А если ты еще не понимаешь смысла археодайвинга и едешь к тропическим водам, чтобы тронуть панцири черепах или слегка струсить перед грацией крупной рифовой акулы, ты гарантированно увидишь и тех, и других. Есть еще одно уникальное место: Eagle Ray City, где собираются от 15 до 40 скатов, похожих на добродушных улыбающихся поросят. Они парят над скалой с быстрым течением, очищая свою пористую кожу от микропаразитов. Дайверов не боятся, я сам трогал одного из них за хвост, скат дернулся, конечно, но током не ударил, они мирные, а я – не паразит.

Марианская впадина. Уникальная глубина планеты

Течения и океанский прибой – существенные проблемы дайверов в сайпанских нырялках – все-таки нужны и силы, и четкий контроль над дыхательной стратегией, да и с легкими ластами с задником на босу ногу лучше не лезть на тамошние глубины. Аппараты собирают, как правило, на берегу, босиком – без сапог – тащить на лодку оборудование по пояс в воде – дискомфорт. Пластиковые лодки, на которых везут к дайв-пойнтам, – неудобное место для подгонки снаряжения. Волнение на поверхности – практически всегда. Лодки скоростные, пляшут на волне, вода и ветер бьют совсем не тропически, даже гидрокостюм не спасает от охлаждения. Надевать его в лодке перед самим погружением, а не до посадки в лодку не рекомендую ни при каких условиях – неопрен нужно натянуть еще на берегу, как бы ты негативно к этому ни относился и ни желал бы подзагореть за время перехода. Как правило, погружения делаются через борт спиной, ласты вверх, баллон вниз. Если в этом месте течение – никакой подкачки компенсатора, сбора группы на поверхности, плевков в маску. Нужно сразу уходить вниз, а при таком режиме вдруг возникшие проблемы с оборудованием или продувкой ушей придется решать выходом на лодку и отказом от погружения, потому что течение уже утащит всех твоих компаньонов в неизвестном для тебя направлении. Поэтому лучше весь комплект заранее пригнать на берегу. Желательно иметь полотенце. Оно вымокнет сразу же, но ты прикроешь им лицо от очень агрессивного солнца, а если есть предрасположенность к морской болезни, то утеплить пусть и мокрым полотенцем район солнечного сплетения не помешает. Не спасет, но облегчит. Хотя лучше на берегу принять какого-нибудь аэрона. Это естественно, никто не осудит. Хочешь, чтобы грузы были вровень с твоей нейтральной плавучестью, не топили тебя и не надо было погружаться на гребной силе ласт, сопротивляясь выталкиванию, – спроси о чек-дайве: его можно сделать и в бассейне гостиницы. Выглядит внешне глупо, но зато потом будешь чувствовать себя как рыба сам знаешь где. Нужно следить и за компрессионным режимом: погонишься за какой-нибудь черепахой, потом глядь на глубиномер – а уже давным-давно под 50. Прозрачность воды на Сайпане настолько отличается от дайвинга в азиатских морях (том же Таиланде, когда по свету можно определить глубину), что легкие кессонки для самоуверенных дайв-туристов (а русские все такие) – обычное дело для увлекшихся.

Но особая аура близости самой главной глубины планеты, следов войны, сохраненных водой, как будто здесь и сейчас, парящих в двух метрах от тебя скатов, дружелюбного интернационального сообщества на берегу, когда не ты пытаешься разъяснить, а тебя хотят понять, – это суть путешествия на Сайпан. Съездив раз, будешь придумывать, как бы повторить. Вот это точно.