22 Августа 2019 г.     0.00 ()     0.00 ()

САЙПАН! БАНЗАЙ! Погружение к камикадзе

Под этой скалой Банзай-Клиф – только камни. Течение тянет в океан, машешь ластами испуганно. И все равно – ныряешь на кладбище. Нет ничего, что бы указывало – ни черепов, ни скелетов. Море поедает органику мгновенно, течения уносят любые истории. И знать не знаешь ни о чем, а тревога за души вне упокоения болтается где-то между сердцем и дном. То ли 20 миллиметров физиологии, то ли 40 метров глубины.

Свалка истории

Сергей Вехов, сайпанский дайв-мастер, татуированный в спецназе в «Халулае» на тогда еще суперзакрытом острове Русский, гонит катер на «свалку». Он работает с японцами, американцами, немцами, австралийцами, у него в катерной команде местные чаморро. Похоже, их прадеды ели людей, а Вехов создает им рабочие места. Есть такой важный пункт в этом налоговом рае Марианских островов под протекторатом США плюс Гуам – делай бизнес с местными, даже если они работать не хотят… Но только русским клиентам, да еще и из Владивостока, он у штурвала обзывает это место «свалкой». Сквозь зубы и волну, пока катер летит, добавляет: «Ну, как у нас Горностай под Шаморой».

Авиарейс Тиниан – Хиросима

«Свалка» по-веховски – под Тинианом. С этого острова улетели два В-29 в августе 1945-го – первый на Хиросиму, второй на Нагасаки. Литературный лауреат всего чего угодно, кроме Нобелевской, Курт Воннегут в своем предсмертном «Времятрясении» писал очень не по-американски: «Прометей украл с небес огонь и дал его людям. Он думал, что они обогреются и приготовят еду. А некоторые до сих пор считают, что огонь был дан, чтобы взорвать к такой-то матери этих маленьких желтых ублюдков в японских городах Хиросима и Нагасаки».

САЙПАН! БАНЗАЙ!  Погружение к камикадзе

Вехов – сайпанский инструктор PADI № 44707 – не читает Воннегута. Но говорит его словами, когда ведет нас к упавшему Р-9 на главном пляже острова (глубина 10 метров всего): «Когда самолет приблизится к цели, пилот заорет по отсекам бомбардировщика, что всех будут качать, когда они выполнят задание. В-29 «Энола Гей» и женщина, в честь которой он был назван, стали знаменитыми, как кинозвезды, после того, как самолет сбросил свой груз на Хиросиму. В Иокогаме было вдвое больше жителей, чем в Хиросиме и Нагасаки, вместе взятых. Чем больше пилот об этом думал, тем сильнее ему казалось, что его любимая мама никогда не сможет сказать репортерам, будто она счастлива потому, что самолет, которым управлял ее сын, поставил мировой рекорд по массовым убийствам за рекордно короткий срок – сразу». Да, это факт – не литература – планировалась третья ядерная бомбардировка, на Иокогаму.

Вехов простенько рассказывает о том, что называет «свалкой». Аэродром на Тиниане соорудили японцы, оттуда летали Zero и камикадзе в сторону Гуадалканала. На Тиниане до сих пор нет гражданских. Аэродром под «летающие крепости» В-29 в 1944-м после лютого кровопролития на Сайпане освободили легко: американцы с десантных кораблей выгрузили бульдозеры-гусеницы («Катерпиллеры»), удлинили взлетно-посадочную полосу под бомбардировочную авиацию, а все оставленные в бегстве японцами истребители и танкетки сбросили с отвесного обрыва. Тогда охотников за цветметом еще не было… И все это сегодня на глубине 25-29 метров зовется «свалкой».

САЙПАН! БАНЗАЙ!  Погружение к камикадзе

Сбор боеприпасов

Очень меланхолично после 49-метрового погружения между Сайпаном и Тинианом заходим для изменения состава азота в крови в пустую бухту. Ничего не радует, море плоское, остров обрывистый, надеваю маску – просто поплавать. И вдруг вижу – а глубина метров восемь – пропеллеры, башни танков в морском иле! «Это что?!» – выныриваю. «Это – «свалка», – Вехов краток. «Нырнем?» – «Конечно, подожди еще полчаса». Я барражировал над этим дюралевым кладбищем, Вехов один раз крикнул с борта: «Не падай ниже трех метров на задержке дыхания, иначе на нырялку не возьму». Я умирал от любопытства до команды: «Пошли вниз».

Брифинг Сергея был уникален: «Увидите снаряды, гранаты, патроны – не брать! Они лежат тут 50 лет, могут и взорваться». Я услышал подсказку.

«Свалка» сползает. Под Сайпаном и Тинианом – большие глубины, и вся техника, сброшенная американцами с обрывов, гибнет в пустынных 70-200-метровых пропастях. Подводная археология – это уже технодайвы. Эту войну до сих пор сверхдержавы: Россия, Америка, Япония – переживают, как психологическую травму. А надо бы уже собирать артефакты.

Я вытащил два снаряда от пушки истребителя «Zero». Спрятал их в карманы компенсатора сначала от Вехова, а потом и от американской таможни. Снаряды не взорвались после просушки, и примотанные скотчем к дайверскому редуктору успешно прошли американский и корейский досмотры – мой металохаос вовсе не интересовал досмотровиков, зато все спрашивали: «Где дайверский сертификат?» Тут же предъявлял на пересекаемых границах. Был глуп и молод – могли же попросить и открыть сумочку-то. Никому не советую действовать подобным образом: можно получить уголовные обвинения вплоть до статьи «контрабанда вооружений». Кстати, совершенно справедливые.

Тогда и техника для досмотров была другой, и рейсы были ночными, и досмотровики усталые. Сегодня же читаю в инструкции металлодетектора TS 1262: «Имеются 4 независимые области A, B, C и D. Чувствительность устанавливается в %. Например, «А 90%» помогает избежать в зоне А ложных тревог из-за ключей не в связке, часов, отдельных монет, в то время как крупные металлические предметы вроде ножа или пистолета тут же зафиксируются металлодетектором». Со своим скотчем я предложил службам безопасности самый быстрый способ найти мою историческую контрабанду.

Один из японских снарядов, поднятый мной с глубины 28 метров на тинианской «свалке», нашел достойного адресата – собирателя исторических раритетов, а второй оказался пустышкой: море сожрало тротил.

Истребитель Zero в экспозиции Музея военной истории парка Ясукуни-Токио.jpg


Сайпан остался японским

Пустышкой остался и нынешний протекторат США над Сайпаном. Основной туристический контингент здесь – японцы. Некоторые отели типа Nikko просто не пускают к своим дверям людей без синего паспорта с золотой хризантемой. Не имеет значения ваше гражданство – сюда приезжают родственники тех, кто во имя императора Хирохито бросился со скалы во время битвы за Сайпан. Их было 20 тысяч. Женщины, дети, старики – они не служили в армии.

Есть на Сайпане и особый японский дайвинг исторического толка. О нем не расскажу – у меня нет паспорта с золотой хризантемой и нужного разреза глаз и цвета кожи. О чем нисколько не сожалею: этот народ испытал такое разочарование в своем тогдашнем предназначении, что за всеми их достижениями наши «неудачи» выглядят вечными и абсолютными победами.


Слово – Нагасаки 

«Но я не мог не сказать еще одну вещь. Я сказал, что знаю одно слово, которое доказывает, что наше американское демократическое правительство способно грязно, жестоко, по-расистски убивать безоружных мужчин, женщин и детей, убивать просто так, ни по какой военной необходимости. Я произнес это слово. Это было иностранное слово. Это было слово Нагасаки».

Добавлю к Воннегуту: на Нагасаки летели с Тиниана.