18 Июля 2017 г.    $ 59.07 (-0.81)    € 67.62 (-0.74)

Камуфляж и глянец

Первые  и последующие
Универсальность первых самодвижущихся экипажей военные оценили быстро. В те давние времена, когда машин было меньше, а почтения к ним больше, казалось, что достаточно в случае войны реквизировать, скажем, грузовики, и дело в шляпе (или лучше сказать – в фуражке?!). И поначалу так и было. Известен почти курьезный случай. Когда в сентябре 1914 года германские войска подошли к Парижу, возникла острая необходимость в переброске в район боевых действий свежих сил. Добираться до Марны, что находится в 50 км от французской столицы, 7-й пехотной дивизии было просто не на чем. И тогда командующий Парижским укрепрайоном решил использовать для этой цели… городское такси.

2.jpg

В ночь на 8 сентября 1100 «мобилизованных» «Рено» доставили к фронту пять батальонов пехоты. Каковые прямо с утра и атаковали фланг ударной германской группировки. Подобные удачные примеры убеждали самых легковерных в казалось бы очевидном – развитие «мирного» автомобиля автоматически позволит развивать и «боевой» сегмент (на случай войны, разумеется). Но уже тогда самые трезвомыслящие настаивали – нужно делать свой, военный автомобиль. И готовить своих же водителей! Дело в том, что в случае с тем же марнским такси водители, перевозя войска, по привычке обгоняли друг друга. Как результат, по прибытии на место пришлось потратить время на  приведение в порядок перемешавшихся подразделений.
Вторая мировая война подтвердила – слишком разномастный (да к тому же очень гражданский) автопарк становится проблемой. Но потребность в технике резко возросла, а требования к ней – и того более. За годы войны Красная армия кое-что получила: около 205 000 автомобилей от отечественной промышленности и 477 785 – из-за рубежа, что несколько снизило возникшее напряжение! И более того, имея такой «актив», страна могла спокойно заняться разработкой реального военного авто. Не отменяя при этом понятия универсальности. Так, еще на стадии проектирования в гражданские авто закладывались армейские способности (тракторы должны были перевозить тяжелые несамоходные артсистемы, а мотоциклы ранних модификаций с колясками оснащались кронштейнами для крепления пулемета).
Универсальность была свойственна и военным авто, которые после «дембеля» шли в народное хозяйство. Как пример, «много целевой» полноприводный «УАЗ-452» (более известный как «буханка»), «оттрубив» положенный срок в войсках, честно трудился в качестве машины скорой помощи, маршрутки и хлебного фургончика. И если уж зашла о них речь, можно смело утверждать, что «уазики» (в недалеком  прошлом просто «козлы») стали в буквальном смысле символом армейского авто. Появившийся более 40 лет назад внедорожник «УАЗ-469» Ульяновского автозавода немедленно стал главным средством передвижения для командиров всех уровней. И хоть его откровенно слизали с грандов внедорожного сектора Land Rover и Willys, машина получилось очень неплохой и долговечной (их еще можно встретить на дорогах, хотя и нечасто). В 1980-х годах вооруженные силы, еще имевшие солидное государственное финансирование, могли позволить себе обновить автопарк и… обновили. Поменяли «469-й» на модернизированный и более мощный «УАЗ-3151» который и довез наших армейцев едва ли не до сегодняшнего дня, практически полностью выработав свой моторесурс и потенциал. На смену ему ульяновцы подготовили совершенно новую модель – УАЗ-3159 «Барс». Насколько она хороша по своим ходовым свойствам, говорит следующий пример. Несколько лет назад на военном автомобильном полигоне в Бронницах провели сравнительные испытания сразу несколько иностранных машин: Nissan Patrol, Land Rover Defender Grand Cherokee и Hummer. Ну и  нашего «Барса» заодно… Он-то и оказался единственным, кто докатился до финиша через 30 тысяч км своим ходом. У разрекламированного Hummer после 5  тысяч сломался передний мост, после 10 тысяч треснула «раздатка», а чуть позже буквально на части рассыпалась подвеска.

6.jpg

«ГАЗель» и «Тигр»
Но если кто-то думает, что только УАЗ надумал помочь военным решить «автомобильный вопрос», он глубоко ошибается. Без  преувеличения ВСЕ мирные автогиганты (других не держали!) Страны Советов отметились на ниве помощи родной армии. Так, КамАЗ, помимо того что обеспечил армию выносливыми тягачами (перечень модификаций занял бы все полезное пространство журнала), вел серьезную работу по созданию унифицированных автомобилей с колесными формулами 4x4, 6x6 и 8x8 и грузоподъемностью до 15 тонн (тема «Мустанг»). «Дикие камазовские лошадки» должны были составить основу оперативного звена ВВС и ПВО, соединений и частей тыла, а так же воздушно-десантных войск. А «неубиваемые» «Уралы» должны были сменить «Мотовозы» того  же Уральского автозавода. Им  отводилась роль основного военного перевозчика. Причем не только в пехоте, но и частях обеспечения ВМФ, в зенитных и ракетных войсках ПВО. Возможно, они и сыграют свои роли, если Родина найдет деньги на армию, но пока... Ну ладно, эти двое из новеньких. А как не вспомнить, без преувеличения, легендарную «шишигу» – «ГАЗ-66». Редкий пример того, как под одним капотом и на одной базе уместились почти взаимоисключающие друг друга категории – грузоподъемность, скорость хода, надежность, стоимость и экономичность. О том, что этот перечень не махровая советская пропаганда, говорит тот факт, что шестьдесят шестой» без перерывов выпускали на Горьковском автозаводе 35 (!) лет. Грузоподъёмный (до 2 тонн), с хорошей дельной мощностью (около 30 . с. на тонну), широким диапазоном тяговых усилий и невероятной проходимостью, он с равным восторгом принимался и в войсках, и… на сельхоз работах.

4.jpg

Впрочем, ныне «мирный» «ГАЗ» упорно разрабатывает автомобиль, потребность в котором (как показывает анализ многочисленных локальных конфликтов) стремительно растет. «Водник», как незатейливо назвали производители «ГАЗелей» свое детище «ГАЗ-39371», уже подтвердил свой боевой статус, пройдя сложнейшие испытания в Чечне. Эта машина может многое – перевозить до десятка   военнослужащих и мгновенно превращаться в узел управления или связи, размещать на своей базе крупнокалиберный пулемет, безоткатное орудие, зенитно-ракетный комплекс (ЗРК) и даже противотанковую управляемую ракету (ПТУР). Подобного трансформера нет ни в одной армии мира! А вот близнец горьковчанина, армейского автомобиля ГАЗ-29751 «Тигр», есть. Внешне «Тигр» подозрительно смахивает на Hummer. Только наш «молоток» дешевле и лучше! Даже не к ночи помянутый ВАЗ сделал робкую попытку создать проект командирского автомобиля. Его плавающий джип «ВАЗ-2122» прошел все испытания, официально был принят на вооружение, но… в армию так и не попал. Причина – оказался дороговат. И это для советских то времен! Кто тогда был премьер-министром?..

3.jpg

Автомобиль снимает погоны
Но как и люди в погонах вынуждены по разным причинам их снимать, так и автомобили рано или поздно уходят в запас. Правда, тихого пенсионного существования им никто не обещает и не дает. Они продолжают трудиться. Хотя бы потому, что, в отличие от своих сугубо гражданских «тезок» и «близнецов», крепче, мощнее и выносливее. Да и возраст зачастую отнюдь не главная причина перехода их на мирные рельсы. Как правило, избавляются (именно так, не очень учтиво и благодарно) от «автовояк» по экономическим или политическим соображениям. Так, самая большая в истории конверсия произошла после Второй мировой войны. «На дембель» пошли тракторы, бывшие танки и самоходки, многочисленная военно-инженерная техника. Доходило порой до курьезов. Как известно, по ленд-лизу в СССР было поставлено немало американских танков и грузовиков. В конце войны, когда победа была уже близка, советское руководство начало постепенно переводить промышленность на гражданские рельсы. Однако когда еще свои заводы перейдут на выпуск сугубо мирных тракторов?! А ленд-лизовскую технику надо было после войны вернуть хозяевам. И тогда ее начали массово списывать под малейшим предлогом. «Сэкономленные» таким образом единицы передавались в гражданский сектор экономики. Последняя конверсия произошла в конце 1980-х – начале 1990 годов. Холодная война закончилась, а оружия накопилось столько, что на поддержание его в рабочем состоянии
уходила солидная доля военного бюджета (который, кстати, заметно «усох»). Вот и передавали (отнюдь не бесплатно) армейские склады рабочие машины едва ли не всем желающим. Тем более что (как было сказано выше) техника была все больше двойного назначения. Ведь, как и «у них», у нас технику для военных впускали те же предприятия, что клепали машины для гражданских нужд – КамАЗ, ГАЗ, УралАЗ, МАЗ, КрАЗ (правда, доля военных составляла от силы 10-20% от общего объема). На «гражданке» «военные» не потерялись.

5.jpg

И даже напротив – были край не востребованы. Причина такой любви к продукции отечественного автопрома кроется в ее невероятной живучести и нетребовательности. При создании военных машин любых сложностей стараются избегать (чтобы ремонтировать было проще), а потому не найдешь в них электронных впрысков, хрупких датчиков и непримиримых ограничителей. Отсюда всеядность тех же  «ураловских» моторов и их долговечность. Не стоит забывать и о том, что конверсионная техника не использовалась на предельных  режимах, а мирно дожидалась войны на консервации. Прибавьте сюда стоимость на 50-70 % ниже новой (не говоря уже об импортной!) и станет понятно – они еще повоюют. Правда, увидеть ее на стройках «новых пятилеток» удается не часто.
Причин тому немало, но достаточно даже одной – норм токсичности (которую не пройдет ни один «боец», «заточенный» под Евро-0), чтобы всех «автовоенных» выселить за символический 101-й километр. А вот там они уже свои! Ведь еще крепкие ЗИЛы и МАЗы в тяжелейших условиях пустыни и Севера, при температурах от -50 до +50 градусов С возят вахтовые бригады и спасателей, строительные материалы и топливо, продукты питания и народно-хозяйственные грузы. Ведь основными потребителями бывшей военной техники являются такие структуры, как МЧС, лесная промышленность, предприятия нефтегазового комплекса и строители. Надо ли говорить, что к своим безотказным «лошадкам» и спасатели, и газовики относятся по-доброму. И если уж отзываются о них, то все больше с благодарностью (пусть и сдобренной крепким словцом). Ведь бывшим «воякам» в мирной жизни не намного-то и легче, чем на войне. К которой их готовили, и слава богу, что там они не потребовались…

7.jpg